NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

CONTEMPORARY ПО-РУССКИ, ИЛИ РАЗРУХА КАК АРТЕФАКТ
В Москве прошел «ЦЕХ» — фестиваль театров танца
       

 
       
Российская платформа театров танца «ЦЕХ» (он же — часть крупнейшего международного хореографического форума Rencontres Choregraphiques Internationales de Seine-Saint-Denis) прошла на сцене Театра Наций. Организаторы «ЦЕХА» совершили тактический ход: слово «современный» заменили словом «театр», а «фестиваль» превратили в «платформу». Действительно, та площадка, на которой состоялась «Платформа», меньше всего похожа на место, где может пройти традиционный фестиваль.
       Своими голыми кирпичными стенами, металлическими сваями и перманентной стройкой, окружающей сцену уже двенадцать лет, Театр Наций (прежде филиал МХАТа на ул. Москвина) напоминает именно цех. Однако такое необжитое индустриальное пространство оказалось к лицу российскому contemporary. Гораздо больше, чем расписные потолки классических театров.
       Немецкие «братья по разуму» приходят в ужас от неприкаянности наших трупп. Еще бы, место под их знаменитый «Танцхаус» в Дюссельдорфе стоило им ровно 1 марку. А 12 миллионов DМ были получены в довесок. На ремонт. Правительство Нидерландов выделяет на танцевальные постановки по 25 миллионов долларов в год. А у нас — не от бедности ли все эти трубы и кирпичи… разруха как артефакт? Безусловно, и от нее тоже. Бедность театра — порок места и времени. Это не мешает ежедневным аншлагам и ощутимому интересу публики.
       
       Селедки из бронзы
       Безусловными лидерами contemporary в России считаются «Провинциальные танцы» из Екатеринбурга. У них все хорошо: полный порядок с известностью и даже с деньгами. Победа на фестивале в Rencontres Choregraphiques Internationales de Seine-Saint-Denis в 1998 году обеспечила поездки по всему миру и средства на постановку следующего спектакля — «Тихая жизнь с селедками». Им-то и открылась «Платформа».
       Их первые спектакли были одиночеством, предельно осознанным и зачастую осязаемым. Они являли собой декларированное нежелание повернуться к публике лицом. Со временем «Провинциальные танцы» стали проще. Проще для нас, зрителей, научившихся за какой-нибудь десяток лет понимать их странный язык. Из замкнутых интровертов они превратились в нечто, для нас понятное. За это мы наградили их десятками премий и титулов, дали три «Золотые маски» — за все. Просто за то, что они есть, привычные и понятные, точнее понятые. Нами. Безусловно, они соответствуют нашим запросам. Они — долгожданный продукт, и мы заранее его покупаем.
       Но сегодня, похоже, настало время пожинать плоды такой безоговорочной любви. Легкие и шутливые «Селедки» — спектакль, наполненный глубокой самоиронией. Роман кухарок, сильных советских женщин, с селедкоподобными мужичками, лубочная картинка и народный сюжетец про советский быт — все, что осталось от глубокого лиризма, так присущего когда-то «провинциалам». Предельная синхронизированность массового действа заменила ярко выраженный индивидуализм. И сюжет, и хореография переполнены цитатами, перекроенными из прошлых постановок. Все вместе похоже на легкую издевку. Конечно, над собой. Но в первую очередь над нами. Хотели сюжет — получите сюжет. Хотели «неповторимый язык» — пожалуйста. Во всей красе. Нужна техника — сколько угодно. Скучаете по «старенькому» — вот «старенькое». Нате ешьте.
       Кажется, им надоело соответствовать. Надоело быть такими, какими хотим их видеть мы — зрители и критики. Отсюда явное отрицание в «Селедках» всего того, что когда-то было дорого и сокровенно. Это отрицание похоже на срезание ярлычков, старательно навешенных нами на «Провинциальные танцы». Когда их слишком много, они тянут к земле и мешают танцевать. А замирать в позе бронзовых статуй «провинциалам» пока рано.
       
       Гипсокартонный жасмин
       В своем желании обыграть реалии русской жизни «провинциалы» оказались не одиноки. Любителям кухонного гиперреализма пришлась по вкусу «Сутра Камы» от московской труппы «Квартира № 5» — учебник любви в условиях гипсокартонных стен, тазов, прищепок и старых зеркал. Учебник получился правдоподобный и лиричный ровно настолько, чтобы спектакль не превратился в традиционную бытовуху.
       Танцевальный соцарт пополнил свои анналы спектаклем «Там, где никогда не отцветает жасмин» московского театра «Кинетик». Имея обыкновение брать за основу литературные тексты (Пригова, Рубинштейна, Сорокина, Саши Соколова, Роб-Грийе, Кундеры), на этот раз четверо танцовщиков «Кинетика» занялись освоением культового советского текста «Москва — Петушки» Венедикта Ерофеева. Вряд ли Веничка смог бы узнать в этом спектакле свое литературное детище. Танцовщики не заботятся о развитии сюжета и не собираются прислушиваться к происходящему. Каждый гнет свою линию, пластически выражаясь о своем и по мере необходимости производя друг с другом акробатические манипуляции.
       «Где же тут Петушки?» — недоумевает публика. Петушков не будет. В процессе репетиций поезд ушел в другую сторону.
       Но в тишине финальной паузы неожиданно приходит осознание того, что абсурд только что происходившего на сцене абсолютно адекватен абсурду эпохи классических коммуналок и легендарных «дворников и сторожей».
       
       Черно-белый танец
       «Русская тема» вообще оказалась в моде. В своем спектакле «WWW.ЛИЦА.RU» на сей предмет поразмышляла Ольга Пона (Челябинск), «чем-то этаким» отдавали декорации к бодрому спектаклю «Модерн Данс театра» Натальи Широковой «Человек по прозвищу человек». Даже космополиты «ПО.В.С.Танцы» в премьерной постановке «Бус» пытались размышлять о славянских корнях.
       Со славянскими корнями, откровенно говоря, не вышло. Зато вышел красивый спектакль с шаманскими танцами, белыми костюмами и фрейдистскими символами. Зарисовка на тему древних ритуалов оказалась по-«повстанцевски» лиричной и законченной. Они снова умело сбалансировали на грани между романтикой чистого движения и ясной идеей, не переборщив ни с тем, ни с другим.
       Полной противоположностью светлому лиризму «ПО.В.С.Танцев» выступил спектакль «Амальгама» Школы современного танца (Екатеринбург), показанный в один вечер с «Бусами». Московский хореограф Александр Пепеляев, уже не впервые работающий с этой труппой, в очередной раз учел возраст повзрослевших выпускников школы. Спектакль вышел про агрессию, стадные инстинкты, необузданную подростковую сексуальность и трепетную юношескую незащищенность. Из отточенных движений и жесткой динамики массовых сцен под звуки компьютерного техно, перемежаемых ломаной пластикой почти истерических соло, складывается расчерченный на четкие линии спектакль. И именно эта напористая ясность, «черный романтизм» переходного возраста не дают опомниться слегка обалдевшему от агрессии зрителю.
       ...Зарубежные обозреватели частенько пожимали плечами, но Николай Щетнев (Архангельск) приглашен тремя европейскими фестивалями, дуэт Тараса Бурнашева и Дарьи Бузовкиной (Москва) – британским фестивалем Airwaves, а оргкомитет «ЦЕХа» получает официальные предложения о сотрудничестве от Dansstationen (Швеция), Hebbel Teater (Германия), AFAA (Франция), Teorema (Восточная и Западная Европа), Нидерландского института театра, The Place (Великобритания). Эстонцы намерены целый год возить русские труппы на «Русские сезоны».
       Четыре пятичасовых вечера в «ЦЕХе» представили, пожалуй, самую полную картину того, что происходит сегодня в России с пресловутым театром танца. Картина вышла далеко не безоблачная. Но и не «Капричос». И боже упаси непереводимому русскому contemporary оказаться в классическом театральном пространстве: вот там-то он действительно нелеп и не нужен.
       
       Ксения ЕЛКИНА
       
24.12.2001
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 93
24 декабря 2001 г.

 Обстоятельства
Робкий шелест ветвей власти. Спасение утопающего в коррупции — дело рук другого утопающего в коррупции
Намордник для олигарха. Равноудалить — это собрать под одним президентским башмаком
 Подробности
Прожиточный минимум — это максимум. Трудовой кодекс принят
 Реакция
Доска извинений
 Расследования
Телекамера усиленного режима. Как французские журналисты оказались в «обезьяннике»
На испуг
Тувинская офшорная аномалия
 Болевая точка
Золотой запас
 Общество
Пусти кота в огород...
Союз соломенных вдов
Черные кошки в темной комнате
 Власть и люди
Сколько стоит кресло прокурора и кто за ним стоит?
Свет погасшей звезды не дает покоя чиновникам ульяновской администрации
Как российские моряки отстояли Севастополь
 Власть
Молчание золотых тельцов. Что стоит за обсуждением в Думе вопроса о «противоправной деятельности» Александра Волошина
Плох тот Генсек, который не мечтает стать маршалом
 Власть и деньги
Рука берущего не оскудеет. ЖКХ закапывает наши деньги в землю
Группа захвата. Как Андрей Дробинин и К° пытались присвоить Легкпромбанк
Братские «Дочки-матери»
Запах бензина вреден для политика
 Финансы
Parekss banka увеличивает капитал
 Точка зрения
Григорий Пасько: «Просить помилования? Не дождетесь!»
Михаил Кругов. Были бы пушки, а мясо нарастет
 Четвертая власть
Помарки в законе. Депутаты хотят, чтобы любой террорист мог закрыть газету?
ЦИК просят не склонять. Центризберком против Александра Минкина
 После выборов
Трое в одной лодке
 Инострания
Старай свет как «новая историческая общность». Европа после Манхэттена
 Регионы
Любите при свечах. На Дальнем Востоке снова энергетический кризис
Незамеченная страна
«Россия финансовая» признала «Провинцию»
 Телеревизор
Чтобы попасть в камеру, надо много работать. Репортаж со съемок новогоднего «Огонька»
Есть вопросы к президенту? Задайте их в прямом эфире ОРТ и РТР
TV за базар не отвечает
Вы можете стать участником новой телепрограммы
 Сюжеты
Дед Мороз не дремлет
 Свидание
Михаил Козаков. Грустный оптимист с восемнадцатью трубками
 Кинобудка
Алексей Герман. Если будем заигрывать — обязательно доиграемся
 Театральный бинокль
Ветхий завет. Книга Дягилева
Contemporary по-русски, или разруха как артефакт
 Культурный слой
Портрет в России больше, чем портрет
Великомученик Глеб в роли девушки с веслом
  Памяти Александра Володина:
Никогда не толпился в толпе
Он всегда оставался умницей, пьяницей, работягой
По вечерам идет снег и тревожит сердце воспоминаниями
 К сведению...
Итоги V международного профессионального конкурса «Лучшее шампанское, вино и коньяк года»
Последние дойчмарки будут выплачены жертвам нацизма

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100