NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ГРУППА ЗАХВАТА
Как Андрей Дробинин и Кo пытались присвоить Легпромбанк
       
Москва. Зубовский бульвар. Здание Легпромбанка
  
       
Уголовные преступления приобретают сегодня все более цивилизованную форму. Преступники предпочитают без крайней нужды не пользоваться ножом и пулей. Не подсылают к жертве крутоплечих братков. (Хотя и без этого иной раз не обходится.) Гораздо эффективнее действовать при помощи следственных органов, суда, службы судебных приставов и прочих официальных лиц…
       Летом 2001 года акционерам коммерческого банка «Легпромбанк» стало известно, что его топ-менеджеры (Андрей Дробинин, Андрей Клещевников, Александр Дунаев, Чингиз Андержанов, Александр Тараканов и др.) выводят в неизвестном направлении все денежные активы. А также имущество банка.
       Пайщики было возмутились и попробовали кричать: караул! грабят! А в ответ им невозмутимо предложили… безвозмездно передать свои паи управляющим банка. Якобы в связи с проведением новой финансовой политики. То есть отдай свои деньги — и можешь быть свободен. Такая вот экзотическая была заявлена политика.
       Вымогательство это или грабеж – решать юристам. Что же касается пайщиков, имеющих, кстати, контрольный пакет акций, то их, как читатель наверняка уже догадался, подобная постановка вопроса не устроила. И они срочно собрали акционеров.
       Внеочередное собрание при наличии кворума, естественно, приняло единственно возможное в такой ситуации решение – указало на дверь Дробинину, Клещевникову, Дунаеву и иже с ними. И избрало новый совет директоров и правление банка. Однако приступить к исполнению своих обязанностей вновь избранное руководство банка не смогло. Лишенные своих постов, управляющие и не подумали уходить. А выставленная охрана доходчиво объяснила тем, кто «не понял»: торг неуместен.
       Такая вот привычная для наших дней получилась картинка.
       
       
Итак, налицо был самый настоящий захват чужой собственности. Если грубо — уголовное преступление. Но, как уже говорилось выше, в нынешние времена подобные деяния обставляются иначе. Их стараются прикрыть фиговым листком закона.
       Поначалу «группа захвата» сочиняет протокол якобы проведенного собрания акционеров, которое, естественно, голосует в пользу наших героев. Не беда, что большинство участников этого собрания ни сном ни духом об этом не ведают. Протокол-то, хоть и липовый, но есть. Стало быть, есть и повод для судебного спора.
       Но на этом Дробинин и компания не останавливаются…
       В загородный коттедж, арендуемый женой председателя совета директоров Легпромбанка Е. Янковского (а он-то и есть главный оппонент «группы захвата»), врываются работники милиции ОВД «Замоскворечье». Они предъявляют ордер на обыск и начинают старательно перетряхивать всю домашнюю утварь.
       Все вроде бы происходит на законных основаниях. Есть постановление на производство обыска, выданное Замоскворецкой межрайонной прокуратурой г. Москвы, присутствуют понятые… Однако ордер, как выясняется, выдан на обыск коттеджа № 9, а проводится он в коттедже № 3. Понятые доставлены из Москвы, и кто поручится, что не являются сотрудниками милиции… Впрочем, не будем придираться – нынче редкое действие милиции происходит без нарушения УПК.
       Что же ищут в коттедже наши замечательные сыщики?
       Оказывается, данное следственное действие проходит в рамках возбужденного уголовного дела. А дело возбуждено по заявлению гражданина А. Клещевникова, того самого топ-менеджера, которому среди прочих, как помнит читатель, указано на дверь акционерами скандального банка.
       О чем же сигнализирует в «органы» этот активный член «группы захвата»? О собственной явке с повинной? Не будьте наивными. Он всего лишь утверждает в заявлении, что подпись Янковского на векселях ЗАО «Ассоциация Замоскворечье», гендиректором которого тот является, факсимильная. Иными словами, фальшивая, как, впрочем, и сами векселя.
       Может, по поводу этих векселей проводилась экспертиза? Может, они предъявлялись к погашению и их владельцам было отказано? Ничего подобного. Просто Клещевникову «показалось», что Янковский смошенничал. И этого оказалось вполне достаточно для молниеносной реакции следственного отдела.
       Повторю вопрос: что же искали в коттедже банкира бравые оперы? Липовые векселя? Фальшивые печати? Не угадали. Искали — и нашли… патроны. Ох уж эти злополучные патроны! Всегда, когда требуется, их почему-то находят у того, кого нужно! Особенно если понятые – люди с понятием и не суют нос куда не надо. Впрочем, нашли и также конфисковали муляжи оружия. Только при чем тут уголовное дело о факсимильной подписи?
       Но и на этом активные действия «группы захвата» не кончаются. Группа стремится действовать на опережение. Земля-то потихоньку начинает гореть под ногами. Бурной деятельностью Дробинина, например, заинтересовались следственные органы. В частности, хищениями в ГУП «ГлавУПДК», а также обстоятельствами расправы над бывшим генеральным директором страховой компании «АСКО». А в отношении вывода денежных средств из подконтрольной Дробинину структуры начала работать Генеральная прокуратура…
       Наших героев ничуть не смущает, что попытки «гнать волну» с помощью силовых структур заканчиваются полным провалом и даже наказанием задействованных работников правоохранительных органов. (Например, следователю СО при ОВД «Замоскворечье» Чудиновой и следователю Замоскворецкой межрайонной прокуратуры Яковцу за необоснованные действия в рамках «факсимильного дела» объявлен выговор.) Главное – придав хотя бы на время видимость законности своим действиям, выиграть время. Ну и, само собой, воспользоваться этим временем, чтобы увести оставшееся из подконтрольного банка.
       В этой связи любопытно дело, между прочим, выигранное в Люблинском суде столицы, — по поводу исключения из числа пайщиков главных владельцев акций Легпромбанка. Кстати, наглядная иллюстрация к теме судебной «реформы».
       А было так. Чтобы устранить несговорчивых акционеров, которые противятся «выводу активов», но на беду имеют львиную долю пая (66%), «группа захвата» обращается в суд с исковым заявлением. И со ссылкой на статью 10 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» («Исключение участников общества из общества») просит суд подобную экзекуцию произвести. Основания для исключения — якобы имеющийся факт взаимозависимости участников.
       Не стоит утомлять читателя, растолковывая сей мудреный термин. Скажем просто, что поводом для исключения акционеров он быть не может. Потому что в законе четко прописано, кого можно исключать и за что. Но только не за то, на что указывают истцы.
       Другое дело — участник общества грубо нарушал свои обязанности и препятствовал осуществлению его деятельности... Но в нашем-то случае просят исключить пайщиков, имеющих 66% акций, которым «препятствовать деятельности» своего же банка просто бессмысленно.
       По-видимому, в Замоскворецком суде, куда поначалу обратились наши герои, им это и дали понять. Тогда группа Дробинина, она же «группа захвата», направляется в Люблинский суд, где судья Кулеба неожиданно встречает жаждущих справедливости истцов с максимальной чуткостью. (С чего бы это?) И не только принимает сомнительный иск, но и немедленно назначает слушание дела.
       Кому хоть раз приходилось участвовать в судебной тяжбе, знает, какая это обычно долгая канитель. А тут дело рассматривается мгновенно. Да еще в течение одного дня, хотя в процессе участвуют 22 лица. А как вам это? Суд заканчивается в одиннадцатом часу вечера! (Сведущие читатели не дадут соврать: к шести часам коридоры судейских зданий обычно пусты, а залы заседаний заперты.) И еще деталь: защитникам ответчика в перерыве сообщается, что «сегодня слушания уже не будет – заседание продолжится завтра». Защитники, понятное дело, уходят, а враз окривевшая на один глаз родная наша Фемида вершит свое правосудие.
       Таким вот странным образом «группа захвата» получает-таки желанное решение суда (все противники посрамлены и изгнаны из ООО). И еще до вступления судебного решения в законную силу при посредстве директора юридического департамента Центробанка России С. Голубева в кратчайшие сроки согласовывает в Московском ГТУ все вопросы по администрации ООО КБ «Легпромбанк». В итоге владельцы большей доли капитала (а это миллиард и двести миллионов рублей!) оказываются как бы не у дел. А все бразды правления — у «группы захвата».
       Даже не предлагаю читателям задуматься о том, с чего вдруг такое недюжинное рвение проявили и судья, и высокопоставленный чиновник Центробанка…
       А между тем Мосгорсуд, естественно, отменяет решение Люблинского суда, пытаясь как-то вразумить нижестоящего коллегу. Ну и что с того? Пусть и неправосудное решение, пусть и не вступившее в законную силу, а свою роль сыграло: попробуй теперь выгони из банка захватчиков.
       Наконец вновь избранные руководители банка, которые все никак не могут исполнить волю акционеров и приступить к исполнению своих обязанностей, получают на руки решение суда, вступившее, кстати говоря, в законную силу, «о не чинении препятствий». То есть в переводе с юридического «группе захвата» прямо воспрещается чинить препятствия законной власти банка. И что же? А ничего!
       Говоря о цивилизованных формах современных преступлений, я слегка преувеличил. Злоумышленникам все же приходится прибегать к насилию.
       Когда законные руководители банка прибыли к месту прохождения своей службы с бумагой, той самой, предписывающей не чинить им препятствия, они были попросту избиты охраной. Среди тех, кто лихо махал кулаками, будто бы был замечен некто Фарид Валеев, лидер казанской преступной группировки, объявленный, между прочим, в розыск.
       И все это произошло в самом центре Москвы – на Зубовском бульваре…
       В заключение. Не дай бог, потенциальные инвесторы-иностранцы узнают о том, как легко в России захватить любой банк. Всего-то и нужно — купить одного судью (не так уж дорого он стоит), парочку чиновников (тоже затраты невелики). Да набрать для охраны десяток-другой отмороженных бандитов…
       
       Александр ВАСИЛЬЕВ
       
24.12.2001
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 93
24 декабря 2001 г.

 Обстоятельства
Робкий шелест ветвей власти. Спасение утопающего в коррупции — дело рук другого утопающего в коррупции
Намордник для олигарха. Равноудалить — это собрать под одним президентским башмаком
 Подробности
Прожиточный минимум — это максимум. Трудовой кодекс принят
 Реакция
Доска извинений
 Расследования
Телекамера усиленного режима. Как французские журналисты оказались в «обезьяннике»
На испуг
Тувинская офшорная аномалия
 Болевая точка
Золотой запас
 Общество
Пусти кота в огород...
Союз соломенных вдов
Черные кошки в темной комнате
 Власть и люди
Сколько стоит кресло прокурора и кто за ним стоит?
Свет погасшей звезды не дает покоя чиновникам ульяновской администрации
Как российские моряки отстояли Севастополь
 Власть
Молчание золотых тельцов. Что стоит за обсуждением в Думе вопроса о «противоправной деятельности» Александра Волошина
Плох тот Генсек, который не мечтает стать маршалом
 Власть и деньги
Рука берущего не оскудеет. ЖКХ закапывает наши деньги в землю
Группа захвата. Как Андрей Дробинин и К° пытались присвоить Легкпромбанк
Братские «Дочки-матери»
Запах бензина вреден для политика
 Финансы
Parekss banka увеличивает капитал
 Точка зрения
Григорий Пасько: «Просить помилования? Не дождетесь!»
Михаил Кругов. Были бы пушки, а мясо нарастет
 Четвертая власть
Помарки в законе. Депутаты хотят, чтобы любой террорист мог закрыть газету?
ЦИК просят не склонять. Центризберком против Александра Минкина
 После выборов
Трое в одной лодке
 Инострания
Старай свет как «новая историческая общность». Европа после Манхэттена
 Регионы
Любите при свечах. На Дальнем Востоке снова энергетический кризис
Незамеченная страна
«Россия финансовая» признала «Провинцию»
 Телеревизор
Чтобы попасть в камеру, надо много работать. Репортаж со съемок новогоднего «Огонька»
Есть вопросы к президенту? Задайте их в прямом эфире ОРТ и РТР
TV за базар не отвечает
Вы можете стать участником новой телепрограммы
 Сюжеты
Дед Мороз не дремлет
 Свидание
Михаил Козаков. Грустный оптимист с восемнадцатью трубками
 Кинобудка
Алексей Герман. Если будем заигрывать — обязательно доиграемся
 Театральный бинокль
Ветхий завет. Книга Дягилева
Contemporary по-русски, или разруха как артефакт
 Культурный слой
Портрет в России больше, чем портрет
Великомученик Глеб в роли девушки с веслом
  Памяти Александра Володина:
Никогда не толпился в толпе
Он всегда оставался умницей, пьяницей, работягой
По вечерам идет снег и тревожит сердце воспоминаниями
 К сведению...
Итоги V международного профессионального конкурса «Лучшее шампанское, вино и коньяк года»
Последние дойчмарки будут выплачены жертвам нацизма

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100