NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЧТОБЫ ПОПАСТЬ В КАМЕРУ, НАДО МНОГО РАБОТАТЬ
На съемках новогоднего «Огонька» наш корреспондент
в полной мере использовал преимущества второго плана

   
Рисунок С. Аруханова

       Наступающий год на меня уже однажды наступил.
       Это случилось 10 декабря, ближе к ночи. В павильоне «Мосфильма» я делал вид, что прожигаю жизнь: улыбался рядом сидящей даме и подливал дюшес в бокалы для шампанского...
       Прожег только кожу на пальцах бенгальской спицей. Ну еще двести рублей заработал.
       РТР снимало «Голубой огонек».
       Не знаю, правду ли говорят на РТР о 12 тысячах мандаринов, израсходованных на праздник, но у нас на столике лежало шесть штук. Всего было столиков тридцать, праздник снимали 12 дней. Итого 2160 мандаринов.
       
       
У меня нет костюма, и галстука у меня нет, у меня есть свитер, джинсы и ботинки-говнодавы, и, значит, я — второй план. Да и то скажи спасибо, тебя же предупреждали, чтоб строго, у нас праздник все-таки. Женщина за сорок, видимо, режиссерская ассистентша, да, точно режиссерская ассистентша, одета по-домашнему — мятые брюки с пятнами грязи на щиколотках и черный свитер в катышках, но ей не сниматься, да она и вправду здесь дома. «Ты на телевидении и завтра оденься, как положено», — говорила она, прежде чем впустить меня в душный, пыльный павильон. Но вечер подходит к концу, и я понимаю, что никакого завтра не будет. Оно мне надо — терять день за эти деньги, да еще тобой командуют, как хотят, и травят дымом? Или вот — шампанское на стол выставили, а открывать запретили...
       Я сижу хоть и наверху, но в самом дальнем углу павильона. Пусть получу на стольник меньше и себя в кадре вряд ли увижу (я так понял, что играю роль яркого синего пятна на дальнем плане), зато можно спокойно есть мандарины и даже бросить яблочный огрызок в сидящую снизу девушку, которая пригласила меня на съемки. (Я не знал, что она не обидится и швырнет в ответ ананас, и нам пригрозят, что мы сейчас вылетим из павильона.)
       Эти девушки, которые приглашают на съемки, особая статья. У них есть картотека на бумаге — Агния Бенгальская, рост, возраст, цвет глаз; и в памяти — ... но, впрочем, я не могу знать, что у них там запечатлелось в памяти. Меня вписал в такую картотеку приятель-актер, и девушка меня ни разу не видела. Через несколько месяцев звонок: мол, не согласитесь ли вы...
       Алсу, милая девушка из Татарстана, в седьмой (то есть буквально в седьмой) раз спускается по ступенькам с верхотуры, на которой установлена елка, к Льву Валерьянычу Лещенко. У них дуэт, Лещенко сидит внизу, гладит бокал (интересно, у него тоже дюшес?) и должен открывать рот позже.
       — Снег кружится, летает, летает...
       Люди за столиками — актеры массовой сцены, как уважительно называет нас режиссер, — матерятся. Уже близко к двенадцати, всем добираться домой, а они одну песенку четвертый час пишут. Так хоть бы пели, а то — фанера. Пригласили всех на два часа дня, а в павильон запустили к восьми, и при этом никуда отлучаться не разрешали.
       Там, где мы ждали — в огромном павильонище, — было жутко холодно. Беспрерывно открывались-закрывались ворота, въезжали грузовики, рабочие вносили куски фанеры, швыряли их на пол, и пыль поднималась до потолка. И хорошо, я в джинсах, а то тут одни смокинги и вечерние платья.
       А рабочим плевать, рабочие не уважают массовку.
       Было мне в ожидании скучно и беспокойно, потому что я никого не знал, а они, думаю, почти все модели и, видимо, работают в одной конторе, и у них свои интересы.
       Вот две девушки лапают смазливого парня, а он проявляет твердость в отпоре: «Ну не надо меня трогать, я с лаком»...
       Оказывается, те, кого посадят за самые-самые главные столики, уже прошли отбор. А одна стареющая блондинка — явно не шифер — возмущается: «А если нас не было на кастинге, а мы годимся на первый план?! Надо устроить просмотр».
       Но просмотр никто устраивать не собирается, собирают паспорта. Главный по массовке, некий Сергей, который в бабочке, кричит: «Вот талончики, в конце дня подходите ко мне: талончик — деньги, талончик — деньги!»
       И потом, когда я буду смотреть новогодний «Огонек», наверное, вспомню эти красивые, улыбающиеся, благородные лица, вспомню, как они в первом часу ночи колбасились в очереди за деньгами...
       У Сергея в бабочке набралось сто паспортов, и вот эти девяносто девять (один мальчик возрастом не вышел) сейчас заняли столики, швыряют серпантин, по команде зажигают огни, подпевают и улыбаются, улыбаются.
       Вдруг покажут.
       — А снег не знал и падал, а снег не знал...
       Моя соседка, красивая женщина Лида, говорит, что ребенку на бенгальские огоньки зарабатывает. Кокетничает, конечно. Потусоваться пришла.
       Лида — простая кассирша, ее сюда сестра привела, сестра второй год на «Огоньке».
       Тут большей частью снимаются неудавшиеся актеры, балерина есть, что получила травму и годится только для экстерьера, модели среднего пошиба...
       Я много наслушался о бедах актера массовой сцены, пока мы мерзли в павильонище.
       Они вспоминали, какой снег был на «Огоньке» два года назад, и как сложно было от него отмыться; чем кормили на съемках и кто не поздоровался...
       Собрались в кружок три женщины и три мужика (у мужиков уже проплешины пошли) и главное, так горячо спорят, так возмущаются, так радуются, когда находят точки соприкосновения по наболевшим вопросам, что сразу становится понятно: съемки в массовках у них в жизни играют главную роль.
       Между прочим, Алсу с Лещенкой даже не смотрели в нашу сторону, как будто нас и нету. Ну, конечно... небось им не двести рублей за съемку отвалят... На десятый раз они сняли нормальный дубль (так сказал режиссер), и тут я понял, что такое праздник.
       Праздник — это когда тебе разрешают прекратить изображать праздник...
       Гляжу: все сорвались с мест, кто-то пихает в карман ананас, другой три пачки огоньков норовит в рукав затолкать. А я встал и спокойно вышел.
       У меня было преимущество второго плана.
       Блок серпантина я заранее в носке схоронил.
       
       Юрий САФРОНОВ
       
24.12.2001
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 93
24 декабря 2001 г.

 Обстоятельства
Робкий шелест ветвей власти. Спасение утопающего в коррупции — дело рук другого утопающего в коррупции
Намордник для олигарха. Равноудалить — это собрать под одним президентским башмаком
 Подробности
Прожиточный минимум — это максимум. Трудовой кодекс принят
 Реакция
Доска извинений
 Расследования
Телекамера усиленного режима. Как французские журналисты оказались в «обезьяннике»
На испуг
Тувинская офшорная аномалия
 Болевая точка
Золотой запас
 Общество
Пусти кота в огород...
Союз соломенных вдов
Черные кошки в темной комнате
 Власть и люди
Сколько стоит кресло прокурора и кто за ним стоит?
Свет погасшей звезды не дает покоя чиновникам ульяновской администрации
Как российские моряки отстояли Севастополь
 Власть
Молчание золотых тельцов. Что стоит за обсуждением в Думе вопроса о «противоправной деятельности» Александра Волошина
Плох тот Генсек, который не мечтает стать маршалом
 Власть и деньги
Рука берущего не оскудеет. ЖКХ закапывает наши деньги в землю
Группа захвата. Как Андрей Дробинин и К° пытались присвоить Легкпромбанк
Братские «Дочки-матери»
Запах бензина вреден для политика
 Финансы
Parekss banka увеличивает капитал
 Точка зрения
Григорий Пасько: «Просить помилования? Не дождетесь!»
Михаил Кругов. Были бы пушки, а мясо нарастет
 Четвертая власть
Помарки в законе. Депутаты хотят, чтобы любой террорист мог закрыть газету?
ЦИК просят не склонять. Центризберком против Александра Минкина
 После выборов
Трое в одной лодке
 Инострания
Старай свет как «новая историческая общность». Европа после Манхэттена
 Регионы
Любите при свечах. На Дальнем Востоке снова энергетический кризис
Незамеченная страна
«Россия финансовая» признала «Провинцию»
 Телеревизор
Чтобы попасть в камеру, надо много работать. Репортаж со съемок новогоднего «Огонька»
Есть вопросы к президенту? Задайте их в прямом эфире ОРТ и РТР
TV за базар не отвечает
Вы можете стать участником новой телепрограммы
 Сюжеты
Дед Мороз не дремлет
 Свидание
Михаил Козаков. Грустный оптимист с восемнадцатью трубками
 Кинобудка
Алексей Герман. Если будем заигрывать — обязательно доиграемся
 Театральный бинокль
Ветхий завет. Книга Дягилева
Contemporary по-русски, или разруха как артефакт
 Культурный слой
Портрет в России больше, чем портрет
Великомученик Глеб в роли девушки с веслом
  Памяти Александра Володина:
Никогда не толпился в толпе
Он всегда оставался умницей, пьяницей, работягой
По вечерам идет снег и тревожит сердце воспоминаниями
 К сведению...
Итоги V международного профессионального конкурса «Лучшее шампанское, вино и коньяк года»
Последние дойчмарки будут выплачены жертвам нацизма

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100