NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

РОМАН C ТАНЕЙ ВАСИЛЬЕВОЙ?! МЫ ВОВРЕМЯ ОСТАНОВИЛИСЬ...
Когда-то Валерию Гаркалину запрещали даже думать о профессии актера
       
Фото Ольги Чумаченко       Гаркалин Валерий Борисович родился 11 апреля 1954 года. Работал на сцене Театра сатиры, выступает в антрепризах, снимается в кино. Был замечен сразу после главной роли в фильме «Катала», однако истинная популярность пришла к Гаркалину с премьерой комедии «Ширли-мырли».
       Лучшей работой Гаркалина в кино признана роль биолога Дёжкина в сериале «Белые одежды».
       Заслуженный артист России (2001). Окончил Музыкальное училище им. Гнесиных (1978) и факультет эстрады и массовых представлений ГИТИСа (1988). C 1988 — актёр Московского театра Сатиры (до 2001 года) и Театра-студии «Человек». Лауреат премии «Киношок» в номинации «Призы за лучшие роли за 1995 год.
       
      
 На вопрос, что значит быть актером, однозначно ответить трудно. Но о Валерии Гаркалине можно точно сказать, что он – актер стопроцентный. Театральная публика давно знает его по работам в спектаклях Театра сатиры «Укрощение строптивой», «Ревизор», «Трехгрошовая опера». В 1989 году после выхода на экраны фильма Сергея Бодрова «Катала» Валерий Гаркалин в одночасье получил всероссийскую известность. В 1995 году он вновь искупался в лучах славы, сыграв в фильме Владимира Меньшова «Ширли-Мырли». Сегодня Гаркалина очень трудно застать дома: спектакли и съемки занимают у него большую часть времени.
       
       Моя мама работала «чекисткой»
       — У вас очень интересная творческая судьба. Как она складывалась?
       — Я не потомственный лицедей. Родом из Москвы. Мои родители — простые люди, которые к искусству никакого отношения не имели. Мама работала «чекисткой» — в кассе пробивала чеки. К огромному моему горю, ее уже несколько лет нет в живых. Папа заведовал мастерскими в гаражах, теперь на пенсии. Он сейчас живет вместе с моей младшей сестрой под Москвой, в Долгопрудном. У меня прошло довольно спокойное детство, я был очень тихим, даже застенчивым ребенком. Более того, избегал быть центром внимания, не любил появляться на людях. Но мальчишкой я очень любил кино и часто ходил на дневные сеансы в ближайший кинотеатр. Может, это и сыграло свою роль. После школы сделал попытку поступить в театральное — подал документы во все московские училища, но потерпел фиаско. Пришлось пойти на завод, где стал работать слесарем. Затем служил два года в армии, а, закончив службу, поступил на экспериментальный курс Сергея Образцова в Театр кукол. У нас был настолько дружный курс, что после окончания учебы мы не захотели расставаться и вместе уехали из Москвы в Кемерово. Там организовали эстрадный ансамбль «Люди и куклы» и шесть лет ездили с ним по стране. Я считаю эти годы лучшими в своей жизни. Но, к сожалению, любой театральный организм не вечен. К тому же частые поездки не способствовали укреплению семьи, которая к тому времени у меня уже была, так как я женился еще на четвертом курсе, в 1978 году. Представляете, 3 июня у нас была свадьба, а 5-го числа я улетел в Кемерово. Катенька приезжала ко мне на день-два в города, где проходили гастроли, я тоже прилетал на день, а то и на полдня. Конечно, было нелегко, но наша семья все же не распалась. В 1978 году у нас родилась дочь. И тогда я понял, что, если не буду видеть, как она растет, развивается, потеряю главное в своей жизни. И выбрал то, что считал для себя самым дорогим: семью. Родители моей жены, люди обеспеченные, сняли для нас под Москвой дачу, и я жил там с Никой. Именно в это время я почувствовал себя настоящим отцом: я купал дочку, стирал ее платьица, кормил, рассказывал сказки. Словом, был для нее и папой, и мамой. Три года я не работал, это время посвятил дочке. Сейчас Ника учится на втором курсе ГИТИСа, она — будущий продюсер.
       — Не тогда ли у вас появилось хобби — гладить постельное белье?
       — Всех журналистов почему-то интересует именно этот факт. Уж не подразумеваете ли вы под этим некое психическое расстройство? (смеется). А если серьезно, то меня этот процесс очень успокаивает. Такой вот своеобразный метод релаксации. В это время я что-то фантазирую, анализирую, думаю, представляю.
       — Какие еще домашние дела вы взвалили на себя?
       — Хрупкие? Хм… А что такое жить вдвоем? По-моему, это постоянно помогать друг другу. Мы с Катенькой вместе уже столько лет, что я часто шучу: столько вместе не живут. Все наши друзья, а их у нас очень много, побывали в ЗАГСе уже по несколько раз. Я очень благодарен Кате за то, что она создала в нашем доме атмосферу любви и покоя, хотя ей тоже трудно: она работает в Театре Образцова научным методистом-педагогом.
       — Говорят, у вас с будущей женой произошло какое-то необыкновенное знакомство...
       — Как я уже говорил, я был тогда студентом выпускного курса. Мы поставили дипломный спектакль «Алые паруса» по Александру Грину... Шел прогон, на котором присутствовали сотрудники театра, среди них была и Катенька. Помню, я произносил монолог Артура Грея и смотрел в зал. Увидев симпатичную девушку, стал смотреть ей в глаза. Через некоторое время вдруг увидел, что по ее лицу текут слезы. И я тогда подумал: если девушка способна поверить в сказку Грина, то какая же у нее должна быть необыкновенная душа. Потом я понял, что стал ее принцем, пришедшим к ней на алых парусах. Вскоре мы поженились.
       — Как она переносит вашу популярность?
       — Катя — очень умный, уравновешенный человек, она понимает, что узнаваемость — одна из составляющих моей профессии. Ведь не стоит лукавить, мы изначально стремимся к популярности, известности, иначе зачем артисту выходить на сцену, сниматься в кино?
       
       Иногда про себя узнаешь просто дикие вещи!
       — Вы человек влюбчивый? В партнерш на сцене влюбляетесь?
       — Я привык работать и в театре, и в кино с партнерами, к которым испытываю теплые человеческие чувства. В противном случае не произойдет творческого тандема, и зритель это обязательно заметит.
       — Я читал, что у вас с вашей партнершей Татьяной Васильевой, с которой вы заняты в антрепризных спектаклях, был роман.
       — Иногда про себя узнаешь из какой-нибудь газеты просто дикие вещи! Если мы с актрисой часто работаем на сцене, это не значит, что у нас должны быть и в жизни какие-то близкие отношения. Конечно, с Таней Васильевой у нас мог быть роман. Это естественно: я — мужчина, она — женщина. Но роман не случился, мы вовремя остановились, мудро решив, что остаться добрыми друзьями — гораздо надежнее. Вместе с ней мы работаем уже пять лет. Практически каждый год выпускаем по спектаклю, где разыгрываем различные взаимоотношения. О том, что эти постановки пользуются популярностью, лучше всего говорят переполненные залы.
       — Как же все-таки получилось, что вас с Татьяной Васильевой засняли в одной из интимных сцен во время спектакля и снимки опубликовали в одной из газет?
       — Вы имеете в виду фото, сделанные во время спектакля «Все, все… Все?». Дело в том, что сцену, которую запечатлел фотограф, мы играем в полной темноте. Все происходит при свете маленького фонарика, так что из зала видно какое-то мелькание. Фотограф же сделал снимок с помощью яркой вспышки. Мы с Таней потом были просто в шоке. Впоследствии журналисты этой газеты дважды извинились перед нами, были уволены фотограф и корреспондентка, написавшая этот материал. И в знак примирения я дал этой газете интервью. В конце концов, стоит отнестись к этому философски: актерская профессия производит продукт потребления, чего же тут стесняться? Если нас хотят видеть в таком виде, то, пожалуйста, но это пусть останется на их совести.
       — Ваше постоянное место работы — Театр сатиры?
       — Нет, последние два года я работал здесь по контракту. Это вызвано тем, что я очень занят в антрепризных спектаклях. Так получилось, что в настоящее время в Театре сатиры я уже не работаю.
       Но именно с Театром сатиры у меня связана одна памятная для меня встреча. Когда-то я провалился на вступительных экзаменах в Щукинское театральное училище. Одна педагогиня этого института сказала мне такую фразу: «Молодой человек, у меня к вам личная просьба. Если увидите какой-нибудь творческий институт по пути вашего следования, то обходите его на километр. Вам и помышлять нельзя о профессии актера». Потом я стоял возле здания училища и рыдал. Прошло много лет, я уже играл в Театре Сатиры. Шел спектакль с откровенно пижонским названием «Папа, папа, бедный папа, ты не вылезешь из шкафа». Это такой американский трагифарс, который мне очень нравился. Я играл не очень здорового мальчика, этакого дебила. В конце спектакля мой персонаж душит героиню в кровати. И вот в момент, когда я ее душил, неожиданно в первом ряду партера увидел глаза той самой педагогини из Щукинского училища, которые были наполнены слезами. Я еще сильнее сжал шею своей партнерши Маши Ильиной. Потом она мне сказала: «Ты так был убедителен, как никогда до этого».
       — Почему в свое время вы отказались от предложения Галины Волчек играть в «Современнике»?
       — У меня были приглашения из многих театров, просто я о них никогда не говорил. В то время я не понимал, как можно перейти из одного театра в другой, не имея на это веских причин. В Театре Сатиры меня хорошо приняли, здесь я сыграл свои лучшие роли. Ко мне прекрасно относилось и руководство театра, были доброжелательны коллеги.
       
       У меня и Николая II одинаковые запонки
       — Вы стали очень популярны после выхода фильма Владимира Меньшова «Ширли-Мырли». С приходом популярности в вашей жизни что-то изменилось?
       — Смотря по тому, что вы вкладываете в слово «популярность». В метро меня узнавали и до этого, особенно после выхода фильма «Катала».
       Когда выхожу на сцену, иногда слышу аплодисменты. Порой зрители цитируют ту же картину «Ширли-Мырли», иногда слышу вслед: «Капусточка, конечно, дело хорошее…» Но лично в моей жизни ничего не изменилось. Популярность могла принести мне большие деньги за границей, а у нас…
       — И все-таки именно за роль в картине «Ширли-Мырли» вы получили какой-то необыкновенный приз...
       — Это была очень смешная история. В передаче Сережи Шолохова «Тихий дом» меня признали лучшим актера года «по письмам трудящихся». Сережа мне позвонил и сообщил о результатах опроса. Я поблагодарил и хотел уже положить трубку, как он загадочно спросил: «А что ж ты не поинтересуешься, какой тебе полагается приз? Между прочим, тебе должны подарить запонки». Я подумал: «Бог мой, у меня и рубашек таких нет, чтобы носить их с запонками, так что из-за них все бросать и ехать в Санкт-Петербург не имеет смысла». И тут услышал: «А запонки-то, между прочим, бриллиантовые». Разумеется, у меня тут же нашлось время для поездки в Санкт-Петербург. Кстати, эти запонки сделаны в единственном экземпляре и являются точной копией утраченных запонок Николая II, они восстановлены по рисункам. Двуглавый орел выложен настоящими бриллиантами.
       
       Леонид ГУРЕВИЧ, «Новая газета Подмосковья»
       
29. 11. 2001
      

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 87
29 ноября 2001 г.

 Обстоятельства
Медные трубы студента Дудкина
Мы за ценой не постоим. Американцы купили победу в Афгане
 Подробности
Спецназ не звание — его нельзя присвоить
Нефтехимия долга
 Реакция
От сумы и «Альфы» не зарекаются
 Власть
В чем замешан глава администрации президента?
 Финансы
Ценные бумаги РАО «ЕЭС» — на новом рынке
 Четвертая власть
Тушите свет. О ликвидации ТВ-6
Евгений Киселев: Шансы уцелеть в этой борьбе невелики
Центральный Дом Журналиста
 Навстречу выборам
Битва за 35 мест. Избиратели против избирательных технологий
 Инострания
«Калашников» против SONY
 Наука и образование
В ВУЗ идут одни старики
 Телеревизор
Безымянная звезда в пректе «Что? Где? Когда?»
Режиссер живых студентов и резиновых кукол. Рассекречен Режиссер шоу «За стеклом»
 Вольная тема
Снегоневпопад
 Сюжеты
Роскошь эпохи хайтек
 Свидание
Николай Караченцов: Есть роли, которые можно играть бесконечно
Валерий Гаркалин: Роман с Таней Васильевой?! Мы вовремя остановились
 Музыкальная жизнь
Случается, что девочки...
Германские гармони
Усатый нянь
 Культурный слой
Окуджава — имя созвучное даже японцам

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100