NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

СВОЯ ИГРА АЛЕКСАНДРА ГУРЕВИЧА
Человек, которому нравится смотреть на то, что он сам делает
       
       Однажды Александр Гуревич привел в свою студию натуральную свинью и заставил смотреть на звезды. Свинья смотреть не захотела. Оказалось, у хрюшек нет специального хрящика, который позволяет поворачивать голову к небу. Так и не узнает поставщица свинины, почему глупые люди «называют эти плевочки жемчужинами». Нет хряща — нет и романтики. Семь лет в «Устах младенца» Гуревич задавал вопросы детям, получая на них мудрые ответы. Когда младенцы выросли и поскучнели, он придумал новую игрушку — в программе «Большой вопрос» заставил взрослых отвечать на детские вопросы. А в новом сезоне смешная программа Гуревича с экранов исчезла. С большим вопросом мы пришли к отцу-основателю
       
       — Александр, вы как-то ушли, не попрощавшись. Что случилось с «Большим вопросом»?
       — Канал РТР посчитал, что проект в его сетке неперспективен. У нас был договор на показ восьми пилотных выпусков. Мы отсняли восемь выпусков, РТР их показал. Тут у меня нет ни претензий, ни вопросов к каналу.
       В интересах канала соблюдать некий компромисс: он должен показывать хорошие передачи, но эти передачи должны разумно стоить. У нас в каждом выпуске на 45 минут эфирного времени семь аттракционов. Это сложно в организации, сложно по сценарию, и это дорого.
       — Конечно, ведь вы в своей программе пари заключали: может ли человек с вертолета в валенки прыгнуть — это же надо вертолет зафрахтовать плюс парашюты, и валенки купить еще надо...
       — Мы вообще о чем программу делать собирались — о человеческих возможностях, а вовсе не о пари. Наверное, любой экскаваторщик может очень точно что-то своим экскаватором копать. А может он ковшом опустить букет цветов в хрустальную вазу и не разбить ее? Вот это —большой вопрос. На это смотреть интересно. И на человека с валенками интересно смотреть, и на Гагарина...
       — Это когда он из космоса прилетел и у него сразу шнурок развязался, а вы спорили, на каком ботинке?
       — В принципе если только про шнурок, то это глупость. Мне-то хотелось про другое поговорить. Вот если бы мне сказали, что у Гагарина, когда он шел от самолета к Хрущеву, шнурок не случайно развязался, а какой-то имиджмейкер это специально придумал, я бы этому имиджмейкеру поаплодировал. Потому что ведь народу нужно, чтобы его герой был человеком простым, родным. Так вот, более земной и человечной штуки, чем этот шнурок, для героя и придумать нельзя было. Хотя у Гагарина со шнурком, скорее всего, случайно получилось.
       В первых передачах много было таких вот лирических отступлений. Про ДОСААФ, про то, как папа водил меня в Парк культуры, где стояли вышки парашютные. У меня тогда стали спрашивать: ты что, еще одну «Старую квартиру» хочешь сделать? А я не собирался делать «Старую квартиру». Просто хотелось, чтобы это было не совсем игрой.
       — А у вас за то, что передача больше, чем игра, ругают?
       — Просто говорят, что нет чистоты жанра. Вроде обсуждаем какие-то серьезные вещи, а потом заставляем людей в дудки дуть. Мне-то кажется, что человек должен так время проводить — сходить в консерваторию, по дороге из консерватории устроить конкурс с приятелем, кто дальше плюнет, прийти домой и напиться. Мне говорили: выбирай либо консерваторию, либо кто дальше плюнет. А мне кажется, оно вместе должно быть.
       — В смысле Венедикт Ерофеев — ваш кумир.
       — Вполне. Для телевидения это, конечно, край, но метафора правильная.
       — К слову, о краях и центре. Странная штука с программой «Сто к одному». За что человек приз получает? За то, что ближе всех к стандарту. Он ведь должен угадать общественное мнение. Люди, конечно, на программу приходят умные, а оригинальному человеку усредниться тяжело, но все-таки выигрывает тот, кто заставляет себя думать, «как все».
       — Когда передача появилась, все хором сказали, что она для самых глупых, скучных и тривиальных людей. То есть чем банальнее ответ, тем ты ближе к выигрышу. Тогда мы, чтобы защититься от нападок, придумали отговорку: в игре побеждают те, кто разбирается в психологии массового сознания. У нас игра для психологов! Кстати, когда-то на вопрос «известный английский писатель» человека три из опрошенных на улице ответили: Джек Лондон. По принципу Лондон — столица Англии, Джек Лондон — их местный писатель. А еще самым известным украинцем назвали Лукашенко. Человек пять из сотни.
       — Сами телевизионщики говорят, что телевидение ориентируется на интеллектуальных «троечников». Может, все-таки не работать для среднего человека, а воспитывать зрителя?
       — Я бы не рискнул никого воспитывать. Для этого надо чувствовать, что имеешь право. Это довольно утомительно — вычислять среднестатистический интеллект и на него ориентироваться.
       По счастливому стечению обстоятельств, передачи, которые я делаю, не только деньги приносят компании, но и удовольствие мне доставляют. «Сам себе режиссер» — люблю смотреть, смешно. В «Двух роялях» есть ощущение джема. Когда музыканты, забыв, что это игра, начинают петь вместе. И тогда есть кайф от этого совместного, тут рождающегося творчества.
       — Помню, как Пенкин пел с Ренатом Ибрагимовым.
       — В лучших выпусках такое бывает. «Своя игра» сейчас отличная получилась. Там теперь, кроме яйцеголовых, «знатоков энциклопедий», играют люди случайные. И пытаются их обыграть. То есть я раньше не понимал, что спросили. Я и сейчас не понимаю, а вот он, с улицы, понял и ответил быстрее яйцеголового.
       — А сейчас возможна передача без денежных стимулов?
       — С одной стороны, призы — дань моде. С другой — дополнительная драматургия. Не обязательно нести призы в студию. За кадром ведь остается, что, скажем, в чемпионате России по футболу за выигрыш даются какие-то деньги. Можно придумать игру, в которой вообще не будет процесса, — будут только деньги. Мы, кстати, делали такую игру с Пельшем в качестве ведущего. Еще до того, как он стал угадывать мелодии. Ставили круглый стол. В центре — камера, которая может вращаться вокруг своей оси. Раскручивали камеру, она и была стрелкой. На кого камера покажет, то есть чей портрет попадет в кадр, тот выигрывает автомобиль.
       — Такая бутылочка.
       — Именно. Смотреть на это было безумно интересно. В конце камера еле-еле движется, почти остановилась, и человек уже лезет в кадр, потому что знает: вот он — автомобиль. Если разыгрывать кофеварку, на лице не будет такой гаммы чувств. А камера дальше едет. Там подшипник был хороший. А зритель — он ведь внутри камеры. Он видит все эти вытянутые лица, идиотские эмоции. Вот где жадность-то. Это длилось всего десять минут. Но оторваться невозможно было.
       — Это потому, что призы на халяву. С вами бы так!
       — Я, вообще-то, человек не азартный. В сложные карточные игры не играю. В преферанс, например. Предел моих умений — «Кинг».
       — Вы часто приглашаете на программы кавээнщиков. Это кастовая солидарность?
       — Ну нет, участники моих программ не обязательно должны быть кавээнщиками. Таня Лазарева была на «Большом вопросе» и на «Устах младенца» наверняка была. Просто среди телевизионщиков сегодня много тех, кто прошел КВН. КВН действительно кадры кует.
       — Юлий Гусман тоже говорит о кавээновской школе. Что за школа такая?
       — За партами никто не сидит, конечно. Просто это дух такой особый, атмосфера. КВН — это студенты. В основном из технических институтов. Это хороший социальный слой. Не богема, не выпускники церковно-приходской школы. Техническая интеллигенция. В этом есть какое-то чувство меры — не интеллигенция вообще, а техническая. Такие люди должны быть на экране, потому что они понятны и симпатичны всем.
       — А я всегда переживала за народное хозяйство. Сколько же страна потеряла инженеров и прорабов.
       — Наверное, самую правильную вещь сказал Андрей Кнышев: «Не знаю, приобрело ли что-то телевидение, но строительство точно ничего не потеряло». Я успел после МИСИ три года поработать в строительстве. И люди вокруг как-то сразу поняли, что я не очень строитель. Даже разрешали днем спать за кульманом. Вообще, хорошее было время. Я не помню конкретных сюжетов, помню кавээновскую атмосферу. И она мне кажется лучше современной. А это значит, что наступает старость...
       — Старость — не радость. А у вас на передачах все еще смешно.
       — В каком-то журнале про меня тоже написали, что я дяденька-хохотун. Моя жена очень веселилась по этому поводу! Я в гостях всегда сплю. Жена говорит, что ей стыдно со мной ходить. «Саша так устал, все время засыпает в углу».
       — Вы ведь над игроками подшучиваете?
       — Я и с друзьями так же себя веду. Жену все время спрашивают, не устает ли она от моих ехидных интонаций. К ее чести, она отвечает, что не устает. Ерничанье, собственно, не в адрес этих людей. Это такая клоунада.
       — А может, это новая традиция такая — быть циничным? Вот Парфенов свои «Намедни» со «Старой квартирой» сравнивал. Мол, у них — сопли, а у него — здоровый и циничный взгляд на жизнь.
       — Выяснилось, что с циниками проще договариваться. Они обычно не подводят. А вот циничность прессы иногда умиляет. Заметка о том, как из окна какого-то дома выпала пенсионерка, с заголовком: «А старушки все падали и падали». Отлично — вспомнили Хармса. Но вообще это — свинство.
       — А как, по-вашему, вообще нужно жизнь отражать?
       — Человеческий мозг, во всяком случае мой, не в состоянии вместить столько негатива. Земля вообще-то большая, и если я узнаю про все катастрофы, которые на ней ежесекундно происходят, мне придется накрыться простыней и ползти к кладбищу. Пожалуйста, дозируйте для меня негативную информацию. Не все для меня как потребителя не только новостийных сюжетов, но и покупателя обуви и плавленых сырков одинаково важно.
       — К вопросу о плавленых сырках. Вы едите продукты, которые рекламируете?
       — Я вообще потребляю множество разных продуктов. В частности, в пищу. Только делаю это не потому, что я их рекламирую. И рекламирую не потому, что ем. Это приятное совпадение.
       
       Спрашивала Юлия ТАРАТУТА
       
12.11.2001
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 82
12 ноября 2001 г.

 Обстоятельства
Конец эпохи бандитских гарантий. Теперь гарантии — только от Кремля
Контрабанда останков ядерного реактора в Россию
 Подробности
Странные эксперименты в Крыму. Запускали то ли «Ту-154», то ли нового президента Украины
 Наши даты
Вместо прощай. Ушел Олег Жадан
 Реакция
Доска извинений
 Расследования
Воровство в процентах от ВВП. Приватизация, дефолт, теперь — «погашение внешнего долга»
Светящиеся эшелоны, или груз — 15 000 микрорентген
 Болевая точка
Опять взрыв на рынке
Есть шанс спасти подполковника Боряева
 Общество
Наши подопечные оправдывают надежды
Есть ли истина в чужой вине. События осени глазами религиозных деятелей
Пора становиться россиянами. Невзирая на национальную принадлежность
Цвета русской неожиданности. Хроника коммунальной реформы
 Власть и люди
Большие олигархи в коротких штанишках. Кто и почему боится вступления России в ВТО
 Власть и деньги
Тушите свет. От «коробки из-под ксерокса» до должности директора «Мосэнерго»
Коллективный Березовский. К власти приблизились новые финансовые группы
 Финансы
Если и хранить деньги в банке — то в Сберегательном
 Точка зрения
Почему президент — это еще не король
С чем поздравить милицию?
Галлюцинации власти. Тролли, гоблины и антиглобалисты
Московский наблюдатель Михаил Кругов
 Инострания
Тем временем в парламенте Фиджи
 Регионы
Двуглавый глава города
До космоса ближе всего в Чувашии
Недобрые самаритяне. Разорившийся банк разоряет прибыльное предприятие
Незамеченная страна
 Телеревизор
Мы смотрим, а нас не считают
Своя игра Александра Гуревича
Подстекольная свобода
 Вольная тема
Партизаны ХХI века. Наш корреспондент в рядах Вооруженных сил
 Сюжеты
Наш дом — Россия. Ищем квартиру!
Последние мили
 Свидание
Елена Проклова — повзрослевшая Герда
 Театральный бинокль
Директор «Золотой маски»: Я протестировал себя Альцестом
Детство серебряного века
 Культурный слой
Эмиграция как оскорбление
Сегодня был в налоговой. Вернулся
Елена Довлатова пьесу пока просто не читала
На уроках Достоевского мы все двоечники
 К сведению...
Наша акция «Слово молодым»

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100