NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

КТО НА СВЕТЕ ВСЕХ СТРАШНЕЕ?
       
       Слышится зов крови, а приходит война. Не безумие ли, из-за крови проливать кровь? Акрам МУРТАЗАЕВ и Иосиф ВЕРДИЯН продолжают исследование корней человечности
       
Акрам Муртазаев       Ну что, брат Иосиф?
       Должен тебе заметить, что в достаточно интеллигентный наш разговор стали врываться некоторые прилагательные, очень похожие на буревестника основоположника соцреализма. Вот-вот, прикинь образ, пехота-стаканы расступятся, чтобы дать проход стальному кулаку.
       К счастью, ты далеко, и до драки такое же расстояние. В далекие годы мы с другом-армянином (национальность сообщаю, поскольку она — главное действующее лицо сюжета) играли в нарды. До драк. Когда кости начинали играть на одной из сторон, противоположная вспоминала все гнусные подробности национальной истории.
       Дальше — больше. Обычно я методично ставил под сомнение принадлежность того или иного гения к армянскому народу.
       — Ты еще скажи: Комитас — азербайджанец, — заводился горячий друг.
       — Не спорю: он — твой. Но Вардан Мамиконян — ты покопайся в своем Матенадаране, и найдешь его корни в другом народе.
       — В твоем? — рычал он.
       — Не буду врать. Да.
       Мы начинали бросать другие кости. Потом мы, тяжело дыша, пили водку, и друг говорил, что во мне есть что-то армянское. «Это кулак», — соглашался я.
       Но самым интересным было прощание. Уходя, я мечтательно сообщал:
       — Домой приду. Жену-армянку побью. А тебе нельзя. Она у тебя русская. А кто вы без русских? Так, мотылек на заднице Кавказа.
       Кстати, раз пять он был женат. И все время — неудачно. (Все женщины были русскими.)
       — Если ты так уважаешь свой народ, почему женщин ищешь в другом? — вкрадчиво интересовался я, когда за очередной партией в нарды надо было развязать очередную драку.
       Брат, это далекая история. Но я вывел одну очень интересную формулу: есть люди, у которых легко задеть национальное достоинство, а мужское — трудно.
       А сейчас я хочу рассказать тебе о самом радостном событии в моей жизни. Мне приснилось, что ты раскопал документы, в которых доказывалось, что ты — азербайджанец. Изображение твоего лица при получении этой информации заслуживает «Оскара» (лучшая мужская роль).
       Ужас состоит в том, что, если вдруг ты окажешься азербайджанцем, — значит, жизнь прожита зря. Сколько душевных сил отдано восхищению кровью своей в себе и в гениях, раскиданных по всему свету.
       Я (напомню, это был сон) проснулся и хохотал до потери индивидуального налогового номера. (Извини, радовался, как турок, твоему горю).
       Слушай, брат. Ну вот завтра откроется страшная тайна (позвонит мама и сообщит об этой трагедии), что я — армянин. И — что?
       Вот пишу эти строчки, а на моей подушке, как Шахерезада на 1002-ю ночь, спит армянка (уже 26 лет!). Разбудить и сообщить об этом ужасе?
       На днях сидел я с чеченцами, и мы, обычное дело, копались в этнических корнях. Так вот, их покоробило, когда я отнес их к «отряду тюрок». Эта кровь, понял я, не для могучего и гордого народа. Надо брать выше.
       — Может, вы происходите от армян? — вкрадчиво поинтересовался я.
       Брат, хорошо, что тебя не было рядом и ты не видел этих лиц.
       Я стал искать корни более древние и более благородные. И высказал идею, что Ноев ковчег гробанули полубоги-чеченцы, после чего полуразрушенное плавсредство причалило к Арарату.
       Представляешь, разогнанный и расстрелянный народ, живущий в развалинах и на подаяния, уверен в своей сверхпороде, давшей жизнь всем племенам планеты.
       Кстати, брат, происходящее в Чечне не кажется тебе геноцидом? Чуть перефразирую твои слова: «А теперь представь, что только из-за цвета волос и разреза глаз тебя и полтора миллиона тебе подобных бомбили в Грозном, жгли в Самашках, резали в Атагах...»
       Твой народ, переживший подобное, понимает это? Или это внутреннее дело России?
       Все трагедии удивительно похожи. Полны вранья, цинизма и уверенности в собственной правоте.
       Если излагать события тех лет языком генерала Манилова, то... Дело происходило в Османской империи. Из экстремистских христианских центров (Москва, Париж) потоком шли деньги и инструкторы. Одурманенные наркотиками, армяне напали на мирные турецкие села (налет на Дагестан?). В ответ началась контртеррористическая операция. Конечно, «случались случаи» нарушения прав человека со стороны федеральных войск. Но гораздо больше их было со стороны так называемого мирного населения. А вы попробуйте распознать, где мирное население, а где боевик... (Сегодня даже Русская православная церковь не может распознать и благословляет уничтожение боевиков вместе с населением.)
       Извини, брат. Цинично. Бестактно. Но, поверь — больно. Я понимаю, своя боль ближе. Но и чужая боль должна быть где-то неподалеку.
       А твой президент понимает, что делает мой? Или угроза пантюркизма придает геноциду характер предохранительных мероприятий?
       Кстати, у меня есть знакомый, который опасается пансионизма. Но он прочно причислен к клану антисемитов. А твои опасения делают тебя цивилизованным человеком. Смешно, Иосиф.
       А знаешь, что такое пантюркизм? Это когда один российский политик без морщин на голове заявляет, что Крым — российский. Другой министр с портфелем, едва знакомый с русским языком, требует ввести на Украине второй государственный язык.
       Я, как тюрк, должен кричать: Крым — русский! Каждому хохлу — по русскому языку! Я должен стравить два этих народа, чтобы расчистить пространство своему.
       Но, увы, в данном случае я — панславист. Я говорю: нет в Конституции России слов «Крымская область». Россия родилась в страшном месте — Беловежской пуще. А там Крым пропили. И бог с ним.
       Я говорю: нечего вводить в чужих странах государственные языки. Давайте у нас, в России, введем второй государственный (если надо). Ведь это знак уважения к народам, для которых Россия — родина. И даже историческая.
       А если вдруг представить, брат Иосиф, что на Земле живут одни армяне и угрозы пантюркизма нет, то тебя же первого и замочат. Свои. Потому что ты — карабахский. И не говори мне, что нет разницы между ереванскими армянами и карабахскими. Ее просто не видно, пока есть тюрки.
       За них и выпьем. Они обеспечивают единство твоего народа.
       Кстати, как тебе тюрчанка Изабель Аджани? Ты, когда ее видишь, думаешь о кинжале?
       Нет, о чем-то другом. И я об этом думаю. Поэтому мы — братья.
       Акрам МУРТАЗАЕВ
       
       P.S.
       Друг! Пусть коньяк, пиво и фасоль изобрели армяне. Пусть Конфуций, Наполеон и Суворов — этнические армяне. Но Фрунзик (Бишкек!) Мкртчян — не ваш. Я тебе один умный вещь скажу, только ты не обижайся. Фрунзик — узбек, он принадлежит к моему народу. У него типично тюркское лицо.
       И — мысли.
       
       
Иосиф Вердиян       Салам, друг Акрам!
       Вот и мы, к вящему удовольствию маргиналов, встали у барьеров. Но подожди стреляться, дай ответить и не забывай: праведные слова обладают межконтинентальной убойной силой.
       А ты все пугаешь, пугаешь. (Кстати, чем распускать руки, лучше научись в нарды играть.) Зачем? Ну уродился бы я азербайджанцем, ну не писал бы о великих, а только об искусстве чаепития, о философии мутамов, о густом азиатском замесе знойной земли и раскаленного неба... И еще, наверное, о том, что нефтяное богатство малость развращает плоть и дух, делая их ленивыми, склонными к сибаритству.
       Прошу, не заносись, брат, в желании взбить повыше фельетонную цену — когда Армения мыла сапоги в трех морях, кое-кто нюхал курдюки своих овец (это за «мотылька на заднице»). Но все смывают текучие волны диалектики, и теперь кто даст руку на отрубление, что Гомер не был вавилонским заложником-армянином, как уверяет Лукиан то ли в шутку, то ли всерьез, что генерал, сужу по носу, де Голль — не прямой потомок Николая Васильевича Гоголя? А с тебя магарыч, что появился на свет не армянином! Кому это надо — печаль в глазах, горбинка на носу, страдание в сердце. Нет выхода к морю... Да и вообще нет выхода: география — национальная судьба. Я о географии физической и экономической. Невольно думается, что в личности коренится некая, то есть внутренняя, география, называемая иногда региональным национализмом. Это как раз то, что бухарцы, допустим, питают неприязнь к андижанцам, забайкальцы — к москвичам, а нью-йоркцы о техасцах отзываются презрительно: «пунцоворожие». Ты прав, когда нечего жрать, занимаешься самоедством... красиво звучит, точнее же сказать — самопожиранием внутри одного вида. Еще Шекспир невесело заметил в «Макбете»:
       «...Чем ближе нам
       По крови человек, тем больше алчет
       Он нашей крови».
       Не отсюда ли, если презреть классовость и жажду власти, гражданские войны в США, России, европейских странах? Президент наш роду карабахского, и все промахи моментально экстраполируются на выходцев из этого края. Честное слово, я спокоен — пантюркизм как нечто нездоровое и несбыточное выродится, но память о нем еще надолго сохранит свою объединяющую роль. Как-то мне дали на просмотр статью о знаменитом кардиологе Майкле Дебэки — Дибекяне. В связи с операцией на сердце турецкого премьер-министра Турггута Озала газета «Миллиет» 2 марта 1987 года писала, что Дебэки — выходец из семьи ливанских армян и операция — «яркое свидетельство дружбы турок и армян к нашей общей радости...» Через день стамбульская газета «Хурриет» констатировала: «Озал — должник врача-армянина». А первым поведал об армянстве известнейший тележурналист Мехмет Биранд со слов самого Озала. Ты думаешь, он хотел сделать приятное армянам? Слушай дальше.
       Статье я поставил заголовок «Операция на сердце турка с извлечением ненависти к армянам». И жестоко ошибся. Представляя печально пересекающиеся параллели в биографии политических деятелей, поведаю две схожие истории.
       Осенью 1916 года посол США в Турции Моргентау стучался во все двери в надежде спасти чудом уцелевших во время геноцида армян. Дошла очередь и до немецкого посла в Османской империи Вангенгейма. Однако и у него он не встретил поддержку — посол Германии высокопарно ответствовал на просьбу коллеги: «Я не буду вмешиваться во внутренние дела Турции. Наша единственная цель — победа». У порядочного человека эти слова могли вызвать презрение. Такую реакцию Вангенгейм увидел и на лице американца. И... схватился за сердце. Моргентау едва удержал его от падения.
       Ровно через два дня Вангенгейм скончался. Есть истории, которые повторяются многажды и всегда как трагедии.
       Где-то ранней весной 93-го года вышеупомянутый Озал в среднеазиатской поездке пальцем грозил непокорным армянам, обещая привести их в чувство. Буквально через день, вернувшись в Анкару, он приказал долго жить.
       Подтачивают сердце чрезмерная ненависть и чрезмерное сострадание. В некотором роде лучшим лекарством от разных болезней является пофигизм — в таблетках и капсулах, в виде дошедших до нас фрагментов сочинений Диогена или призывов гедонистов.
       Ненависть — из гнезда зла, сострадание — из гнезда добра. Однажды великий француз стал свидетелем жестокого избиения юноши и молчаливого наслаждения толпы этим зрелищем. А сам он страдал: «Откуда это чувство, что человек, которого бьют, — наш ближний, человек, которого убивают, — брат наш?» Безотносительно от того, кого и где бьют, кого и где убивают, порядочные люди солидарны с преследуемыми в Чечне, Иерусалиме, на Балканах, в Северной Ирландии. За то и ты дорог мне, друг, что учился жить по азбуке человечности.
       А Изабель Аджани (мавританка? курдянка? тюрчанка? «Караван истории» уверяет, что она марокканка) — тема для скрипки. Мы же с тобой пока то дуем в трубу, то бьем в барабан.       
       Сердечно ИОСИФ
       
       P.S.
       В Иране по просьбе верующих Акоп Овнатанян написал портрет святого Али. «О, таким он являлся к нам во снах!» — воскликнули заказчики, увидев готовый портрет, и в порыве благодарности предложили художнику принять магометанство. «Али и мне снился именно таким, но он не просил меня перейти в его веру», — нашелся живописец.
       А Фрунзик действительно улыбается всем.
       
       
16.08.2001
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды

№ 58
16 августа 2001 г.

 Обстоятельства
Фальшиворазведчики. Спецслужбы и провокации
Они знали, на что шли. Но не думали, что их бросят
Лужайка с видом на Кремль
 Болевая точка
Кто в Европе ответит за войну Европе?
 Общество
Кто на свете всех страшнее?
 Власть
Портрет олигарха в интерьерах
 Власть и деньги
Защита Клебанова
 Финансы
СИБУР: работа на перспективу
 После выборов
Время реверансов закончилось
 Регионы
Страна уголков
 Наука и образование
«Чувашская модель» в реформе образования
 Телеревизор
Пока башни не рухнули в объятия Лесина
 Вольная тема
Не сверяйте время по часам
 Библиотека
Котэ Махарадзе: Она казалась богиней. Но была — лучше
 Музыкальная жизнь
«Битлы» в формалине
Максим Леонидов: На юбилее Петербурга будет «Секрет»

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100