NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ТРЕХДНЕВНАЯ ЭПОХА. ЧАСТЬ I
ГКЧП: ПРОЦЕСС, КОТОРЫЙ НЕ ПОШЕЛ
       
Фото Олег Никишин (Прессфото)
 
       БЫВШИХ ЧЛЕНОВ ГКЧП НЕ БЫВАЕТ
       Во всех своих бесчисленных интервью гэкачеписты утверждают, что действовали исключительно для спасения СССР. Что Горбачева никто не изолировал. Что руководствовались высокими соображениями служения Родине.
       Сейчас перед вами — выдержки из уникальных, нигде не оглашавшихся документов. Это обвинительное заключение по «делу ГКЧП». Гэкачеписты подпали под амнистию, и в зале суда эти тома не читались.
       Они подслушивали друг друга и пили. Отдавали приказы сбивать самолеты и оборудовали спецлагеря для политзаключенных. Они были матом выпровождены Горбачевым и подделывали заключение о его болезни.
       Вы прочтете уникальные показания официантов и «слухачей», водителей и офицеров охраны. Вы прочтете даже покаянное письмо «мотора» ГКЧП Крючкова. И удивительные ответы Раисы Максимовны Горбачевой.
       Навстречу 10-летию ГКЧП мы опубликуем серию документальных материалов. Мы уверены, что механизм действия спецслужб, не подконтрольных обществу, не слишком изменился. И надо знать, как крутятся его хорошо подогнанные шестерни.
       Первая публикация — перед вами.
       
       Предпосылки заговора
       <...> Не добившись изменений государственной политики парламентским, законным путем, стремясь сорвать подписание нового Союзного договора, ввести в стране чрезвычайное положение, сохранить в неприкосновенности союзные структуры, Председатель КГБ СССР Крючков В. А., Министр обороны СССР Язов Д. Т., Премьер-министр СССР Павлов В. С., заместитель Председателя Совета обороны СССР Бакланов О. Д., руководитель Аппарата Президента СССР Болдин В. И., секретарь ЦК КПСС Шенин О. С. встали на путь организации заговора с целью захвата власти.
       В процессе его подготовки и реализации помимо указанных лиц на различных его стадиях в заговор вошли:
       Председатель Верховного Совета СССР Лукьянов А. И., Вице-президент СССР Янаев Г. И., Министр внутренних дел СССР Пуго Б. К., президент Ассоциации государственных предприятий и объединений промышленности, транспорта и связи СССР (АГПО) Тизяков А. И., председатель Крестьянского союза СССР Стародубцев В. А., первые заместители Председателя КГБ СССР Грушко В. Ф. и Агеев Г. Е., начальник Службы охраны КГБ СССР Плеханов Ю. С., начальник специального эксплуатационно-технического управления при ХОЗУ КГБ СССР Генералов В. В., заместители Министра обороны СССР Варенников В. И. и Ачалов В. А.
       Дату их выступления обусловило назначенное на 20 августа 1991 года подписание Договора о Союзе суверенных государств.
       События развивались следующим образом.
       4 августа 1991 года Президент СССР М. С. Горбачев отбыл на отдых в Крым, намереваясь к 20 августа возвратиться в Москву.
       5 августа на конспиративном объекте КГБ СССР «АБЦ» по взаимной договоренности собрались Крючков, Язов, Бакланов, Шенин, Болдин. После обсуждения ситуации в стране, отношения к новому Союзному договору они решили сорвать его подписание, захватив власть в стране и введя чрезвычайное положение.
       <...> На следующий день, 6 августа 1991 года, Крючков, действуя согласно договоренности, поручил сотрудникам КГБ СССР Жижину В. И. и Егорову А. Г. проанализировать ситуацию введения чрезвычайного положения в стране и возможную реакцию на него населения.
       По согласованию с Язовым Д.Т. к этой работе от Министерства обороны СССР был привлечен командующий воздушно-десантными войсками Грачев П. С.
       7—8 августа на оперативном объекте КГБ СССР в деревне Машкино указанные лица подготовили аналитическую справку, из которой следовало, что обстановка в стране является сложной, но контролируемой, и введение чрезвычайного положения возможно лишь при наличии законных оснований.
       Ознакомившись с этими выводами, Крючков отметил, что после подписания Союзного договора вводить чрезвычайное положение будет поздно.
       Продолжая подготовительную работу, 14 августа Крючков со ссылкой на то, что Президент СССР собирается подать в отставку, а руководящими кругами страны прорабатываются вопросы введения чрезвычайного положения, поручил Жижину и Егорову подготовить предложения о первоочередных мерах политического, экономического и правового характера, которые необходимо осуществить в этих условиях.
       В течение 15 августа на том же объекте КГБ Жижин, Егоров и Грачев подготовили рекомендации, многие из которых в последующем нашли отражение в обращениях и постановлениях ГКЧП...
       Начиная с 15 августа 1991 года Крючков отдал распоряжение об организации прослушивания телефонов руководства России и демократических лидеров из числа наиболее вероятных противников заговора.
       16 августа Крючков, планируя меры по изоляции Президента СССР, поручил своему заместителю Агееву Г. Е. подготовить для поездки в Крым предназначенную для этого группу связистов.
       <...> 17 августа Крючков перед начальником 7-го Управления КГБ СССР Расщеповым Е. М. поставил задачу совместно с Министерством обороны спланировать операцию, предусматривающую задержание и доставку на военный объект в Завидово Президента России Б. Н. Ельцина.
       Объединившись для совместной деятельности по захвату власти в стране, вечером того же дня на объекте «АБЦ» КГБ СССР собрались Крючков, Язов, Павлов, Шенин, Бакланов, Болдин, Ачалов, Варенников, Грушко. Имея по своему служебному положению реальные силы и средства для достижения поставленной цели, они договорились приступить 18 августа 1991 года к реализации планов захвата власти, предусматривавших следующее:
       Предварительно изолировав Президента СССР в Форосе и лишив его связи с внешним миром, потребовать от него ввести в стране чрезвычайное положение или подать в отставку.
       В случае его неподчинения, продолжая блокаду, объявить М. С. Горбачева больным и неспособным по этим причинам к руководству страной. Сместив его таким образом с поста Главы государства, обязанности Президента СССР возложить на Вице-президента Янаева Г. И. Для управления страной из числа участников заговора образовать Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР), наделив его всей полнотой власти, ввести в стране чрезвычайное положение.
       ...Приступив к реализации заговора, утром 18 августа Язов провел совещание с участием заместителей Министра обороны, начальников Главных Управлений, командующего войсками Московского военного округа Калинина Н. В. и других лиц. Он поставил задачи: Калинину быть готовым по команде ввести в Москву 2-ю мотострелковую и 4-ю танковую дивизии, а командующему ВДВ Грачеву П. С. привести в повышенную боевую готовность 106-ю (Тульскую) воздушно-десантную дивизию.
       Для оказания помощи командующим войсками округов по указанию Язова Д. Т. в Ленинград, Ригу, Ташкент, Кировабад и Каунас вылетели представители Министерства обороны.
       В то же время Крючков, используя оперативные возможности КГБ СССР, поручил своему заместителю Лебедеву В. Ф. установить наружное наблюдение за народными депутатами, демократическими лидерами, представлявшими потенциальную угрозу заговору. При введении чрезвычайного положения они подлежали административному аресту и изоляции на территории воинской части, расположенной в поселке Медвежьи Озера.
       18 августа 1991 года около 13 часов с военного аэродрома в Чкаловском на выделенном Язовым Д. Т. самолете в Крым вылетели Бакланов, Болдин, Шенин, Варенников. На его борту находились и привлеченные к заговору Крючковым начальник Службы охраны КГБ СССР Плеханов Ю. С., начальник специального эксплуатационно-технического управления при ХОЗУ КГБ СССР Генералов В. В. с группой сотрудников УПС и 18-го отделения Комитета государственной безопасности, в задачу которых входила непосредственная реализация на месте мероприятий по изоляции Президента СССР.
       В этих целях Крючков заблаговременно отдал команду о переподчинении Плеханову и Генералову Симферопольского пограничного отряда и Балаклавской бригады сторожевых кораблей, выделил в их распоряжение вооруженную группу сотрудников КГБ СССР.
       Во время полета Плеханов, действуя согласно полученным от Крючкова инструкциям, дал команду к 16 часам 30 минутам отключить у Президента СССР все виды связи, в т. ч. стратегическую.
       В Крыму на военном аэродроме «Бельбек» по указанию Язова прилетевшую группу встретил командующий Черноморским флотом Хронопуло М. Н.
       Плеханов, пользуясь своим служебным положением, обеспечил Бакланову, Шенину, Болдину и Варенникову беспрепятственный доступ на объект «Заря» — резиденцию Президента СССР и, отстранив начальника личной охраны Президента СССР Медведева В. Т., руководство всеми службами охраны возложил на Генералова.
       Встретившись с Президентом СССР, Бакланов, Шенин, Болдин и Варенников изложили ему требования участников заговора и настаивали на их удовлетворении, однако все предложенные ими варианты были отвергнуты, в т. ч. заявленное Варенниковым требование об уходе М. С. Горбачева в отставку.
       В то же время Генералов приказал перекрыть доступы на территорию объекта, заблокировать транспортом подъезды к резиденции и вертолетную площадку, назначил из числа прибывших с ним сотрудников КГБ СССР дополнительные посты. Выполняя отведенную ему роль в заговоре, он в период 18—21 августа обеспечивал изоляцию Президента СССР и находившихся с ним на объекте лиц, запрещая им покидать пределы его территории. Отказывая Президенту СССР в предоставлении связи, Генералов в то же время, используя свои возможности, систематически информировал через Плеханова руководителей заговора о его поведении и сам получал сведения о развитии ситуации в Москве.
       Перед вылетом в Киев Варенников на аэродроме «Бельбек» встретился с прибывшими туда по его указанию командующими войсками Киевского военного округа Чечеватовым В. С., Северо-Кавказского — Шустко Л. С., Прикарпатского — Скоковым В. В. и находившимися в Крыму на отдыхе Главкомом ВМФ Чернавиным В. Н., начальником ракетных войск и артиллерии сухопутных войск Михалкиным В. М., заместителем Министра внутренних дел СССР Громовым Б. В.
       В беседе он, скрывая наличие заговора, сообщил, что М. С. Горбачев серьезно болен, поэтому обязанности Президента страны будет исполнять Янаев Г. И., последует введение чрезвычайного положения. Со ссылкой на эти обстоятельства он дал команду быть готовыми для действий в чрезвычайных условиях...
       Ожидая в Москве возвращения из Крыма Болдина, Шенина и Бакланова, Крючков, Язов, Павлов приняли меры по обеспечению участия в заговоре Лукьянова, Янаева, Пуго и Стародубцева.
       В частности, Крючков и Язов пригласили возвратившегося в этот день из отпуска Министра внутренних дел СССР Пуго Б. К. и посвятили его в планы захвата власти. После этого Пуго, включившись в их реализацию, направил своего первого заместителя Шилова И. Ф. и первого заместителя командующего внутренними войсками МВД СССР Дубиняка В. С. в КГБ СССР, где на проводимом Грушко В. Ф. совещании обсуждался вопрос о задачах войск Министерства обороны, КГБ и МВД СССР в условиях чрезвычайного положения. О назначенной на вечер встрече в Кремле для обсуждения результатов поездки в Крым Крючковым и Павловым были уведомлены Янаев и Лукьянов. Павлов, связавшись по телефону со Стародубцевым, вызвал его в Москву.
       Планируя привлечь к участию в заговоре Министра иностранных дел Бессмертных А. А., Крючков разыскал его под Минском, где тот отдыхал, и предложил срочно прибыть в Москву, сообщив, что на ближайшем военном аэродроме его ожидает самолет.
       18 августа 1991 года около 20 часов в Кремле собрались Павлов, Крючков, Язов, Пуго, Ачалов, к которым спустя непродолжительное время присоединились Янаев и Лукьянов.
       После сообщения возвратившихся из Крыма Шенина, Болдина, Бакланова об отказе М. С. Горбачева выполнить предъявленные требования, как и было запланировано, полномочия Президента СССР в нарушение ст. 127—6 Конституции СССР были возложены на Вице-президента Янаева Г. И., который здесь же подписал об этом соответствующий Указ.
       Для обоснования содержавшейся в нем ссылки на болезнь М. С. Горбачева было решено подготовить медицинское заключение.
       Крючков предложил заранее согласованный между участниками заговора список членов ГКЧП в составе 10 человек. Однако Лукьянов и прибывший около 23 часов 30 мин. Бессмертных потребовали вычеркнуть их из списка.
       Лукьянов мотивировал это тем, что, являясь Председателем Верховного Совета, он одновременно не может быть членом комитета, поскольку в этом случае он теряет возможность обеспечить принятие Верховным Советом решений в пользу ГКЧП, а Бессмертных сослался на возможную негативную реакцию за рубежом.
       Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР) был образован в составе Бакланова, Крючкова, Павлова, Пуго, Стародубцева, Тизякова, Язова, Янаева.
       Янаев, Бакланов и Павлов подписали «Заявление советского руководства».
       <...> Объявлялось, что «для управления страной и эффективного осуществления режима чрезвычайного положения» образован ГКЧП СССР, решения которого «обязательны для неукоснительного исполнения всеми органами власти и управления, должностными лицами и гражданами на всей территории СССР».
       По совету Лукьянова формулировка «на всей территории страны» была изменена на «в отдельных местностях», что создавало те же условия для действий чрезвычайными мерами в любой точке страны, внешне соответствовало Закону, поскольку введение чрезвычайного положения в стране требовало решения Верховного Совета СССР.
       Участники заговора отредактировали и подписали заранее подготовленные в КГБ СССР «Обращение к советскому народу» и «Обращение к главам государств и правительств и Генеральному секретарю ООН», Постановление №1 ГКЧП. После этого Шенин, используя сохранившееся партийное влияние на некоторые средства массовой информации, утром 19 августа организовал их обнародование по каналам ТАСС и телевидения.
       <...> Для придания документам ГКЧП соответствующего статуса в лаборатории Центрального научно-исследовательского института КГБ СССР были изготовлены две печати ГКЧП, в том числе с гербом СССР.
       Все это время Лукьянов в соответствии с отведенной ему ролью в заговоре, используя свое должностное положение, умышленно вводя в заблуждение народных депутатов относительно правомерности происходящего, не давал возможности Верховному Совету СССР вмешаться в развитие событий и принять меры по пресечению антиконституционной деятельности ГКЧП, восстановлению полномочий законного Главы государства.
       Для обеспечения практической деятельности ГКЧП, поддержания режима чрезвычайного положения Язовым, Крючковым и Пуго были задействованы вооруженные силы, а также специальные подразделения КГБ и МВД СССР. Возвратившись из Кремля, утром 19 августа Язов поручил Ачалову силами спецназа ВДВ блокировать телецентр «Останкино».
       Около 7 часов утра по приказу Язова вторая мотострелковая «Таманская» дивизия общей численностью 2107 человек, 127 танков, 15 БМП, 144 БТР, 216 автомашин и четвертая танковая «Кантемировская» дивизия в количестве 1702 человека, 235 танков, 129 БМП и БТР, 214 автомашин начали движение к Москве.
       При содействии экипажей ГАИ, выделенных по указанию Пуго, войска к 10 часам утра заняли в Москве позиции, определенные для них боевыми распоряжениями, взяв под контроль ключевые объекты жизнеобеспечения города. Спецназ КГБ СССР блокировал Манежную площадь и Кремль.
       По приказу Ачалова маршем на боевой технике начали движение к Москве парашютно-десантные полки: 15-й (Тула), 137-й (Рязань), 331-й (Кострома).
       В 9 час. 28 мин. Язов подписал директиву о приведении войск в повышенную боевую готовность.
       Кроме того, по его же указанию в период 19—21 августа 1991 года в войска были направлены шифротелеграммы, предписывавшие выделить представителей войск в создаваемые на местах комитеты по чрезвычайному положению.
       Согласно приказу Язова, в состояние повышенной боевой готовности были приведены все вооруженные силы, что создавало условия для их использования в интересах заговора.
       С той же целью ряд подразделений ВДВ были передислоцированы в места, где в первую очередь планировалось введение чрезвычайного положения.
       И в частности:
       36-я отдельная воздушно-десантная бригада и 104-й парашютно-десантный полк (г. Псков) были направлены в г. Ленинград в распоряжение командующего ЛенВО,
       234-й парашютно-десантный полк перешел в подчинение командующего ПрибВО для усиления Таллинского гарнизона,
       21-я отдельная воздушно-десантная бригада десантировалась на аэродром Вазиани и поступила в распоряжение командующего ЗакВО,
       37-я десантная бригада передислоцировалась на аэродром в г. Ригу и поступила в распоряжение командующего ПрибВО,
       38-я бригада для усиления войск гарнизона г. Киева перешла в подчинение командующего Киевским военным округом.
       Утром 19 августа Крючков отдал приказ о приведении в повышенную боевую готовность органов и войск КГБ СССР, распорядился выдвинуть в район с. Архангельское к даче Президента России 60 человек из состава группы «Альфа», после обнародования документов ГКЧП начать операцию по задержанию и доставлению на территорию военной части народных депутатов и демократических лидеров, круг которых был заранее определен (до 70 человек).
       <...> Для обеспечения режима комендантского часа в Москву из Болграда (Одесская область) дополнительно по команде Ачалова были переброшены 217-й и 229-й парашютно-десантные полки, которые сосредоточились в районах аэродромов «Кубинка» и «Чкаловский».
       Комендант города Москвы Калинин издал приказ № 2 о разделении города на комендантские районы и введении с 23.00 20.08.91 комендантского часа.
       Вечером того же дня он выступил по телевидению с разъяснением требований и положений комендантского часа.
       Следивший за событиями в Москве Варенников в течение 19 августа из Киева направил Язову пять шифротелеграмм, содержавших, помимо докладов об обстановке на Украине, требования принять самые решительные меры, и прежде всего в отношении руководства России.
       Он же, стремясь исключить возможность освобождения Президента СССР М. С. Горбачева, отдал распоряжение об усилении охраны аэропорта «Бельбек», в соответствии с которым рота морских пехотинцев и противотанковый дивизион получили команду уничтожать самолеты в случае их несанкционированной посадки (подчеркнуто нами. — Ред.).
       Расценивая ситуацию вокруг «Белого дома» как прямую угрозу заговору, Крючков, Язов и Пуго приняли решение о проведении боевой операции по захвату здания Верховного Совета России, которое было поддержано на состоявшемся вечером 20 августа заседании ГКЧП.
       Непосредственная ее подготовка Крючковым и Язовым была поручена своим заместителям Агееву и Ачалову, которые в течение 20 августа разработали операцию под кодовым названием «Гром».
       Намечалось, что войска и ОМОН, расчленив толпу перед зданием Верховного Совета России, проделают в ней проходы, а спецподразделение «Альфа», проникнув в помещение, осуществит его захват.
       Были определены силы и средства, необходимые для задержания и «фильтрации» лиц, находившихся в здании и непосредственно около него.
       Для усиления намеченных для участия в штурме «Белого дома» подразделений Варенников, возвратившийся по приказу Язова из Киева, дал указание подготовить три танковые роты и эскадрилью боевых вертолетов с боезапасом.
       Руководители операции, на месте оценив обстановку, составили схему выдвижения войск.
       Штурм был назначен на 3 часа ночи 21 августа 1991 года.
       Однако по мере подготовки операции и осознания неправомерности действий высшего руководства среди ее исполнителей созрело решение об отказе участвовать в захвате «Белого дома», т. к. эти действия были бы сопряжены с большими человеческими жертвами.
       В итоге около часа ночи 21 августа руководители подразделений КГБ, задействованные в этой операции, а также заместитель Министра внутренних дел СССР Громов Б. В., прибыв к Крючкову, сообщили о своем решении. Поэтому участники заговора были вынуждены от ее проведения отказаться.
       Вечером 20 августа на очередном заседании ГКЧП собрались Янаев, Язов, Крючков, Пуго, Болдин, Бакланов, Грушко, Тизяков, Стародубцев и ряд приглашенных лиц.
       Анализ информации, собранной штабом ГКЧП, свидетельствовал о развитии ситуации не в пользу заговора. В целях ее исправления под руководством Бакланова штабом были подготовлены рекомендации следующего характера:
       «— в связи с обострением обстановки в Москве и ряде других регионов дать в первой половине 21 августа политическую и правовую оценку деятельности Ельцина Б. Н. и мэрии г. Москвы, возложив на них ответственность за имеющиеся человеческие жертвы (подчеркнуто нами. — Ред.);
       — подготовить к 20.00 предложения по составу уполномоченных ГКЧП, которые могут быть направлены на места для осуществления политической линии нового советского руководства».
       Одновременно был подготовлен проект Указа и. о. Президента СССР Янаева Г. И. «О введении временного президентского правления в республиках Прибалтики, Молдове, Армении, Грузии, отдельных областях РСФСР и Украинской ССР (Свердловской, Львовской, Ивано-Франковской, Тернопольской, городах Ленинграде и Свердловске)», а также принято Постановление ГКЧП №3, которым ограничивался перечень транслируемых из Москвы телерадиоканалов, приостанавливалась деятельность телевидения и радио России, а также радиостанции «Эхо Москвы».
       Несмотря на принятые дополнительные меры, среди участников заговора наметились разногласия. Шенин настаивал на продолжении активных действий, Тизяков и Бакланов заявили о своем возможном выходе из ГКЧП, мотивируя это неспособностью комитета решить задачу стабилизации экономики. Сказалось и отсутствие Павлова, у которого развился гипертонический криз. (Почему «развился криз» — чуть позже. — Ред.)
       Около часу ночи 21 августа в тоннеле на пересечении улицы Чайковского и Нового Арбата собравшимися гражданами были блокированы восемь БМП «Таманской» дивизии. В процессе столкновения погибли Дмитрий Комарь, Владимир Усов, Илья Кричевский. Кроме того, в результате неправомерного ввода войск в Москву городскому хозяйству был причинен ущерб на общую сумму 24,2 млн руб.
       Понимая, что дальнейшая эскалация силы повлечет за собой новые жертвы, утром 21 августа Язов принял решение о выводе войск из Москвы, поддержанное коллегией Министерства обороны СССР, что по своей сути означало провал заговора, поскольку он терял опору на вооруженные силы.
       Пытаясь найти выход из сложившейся ситуации, 21 августа 1991 года Крючков, Бакланов, Язов, Тизяков, Плеханов и присоединившийся к ним Лукьянов около 13 часов вылетели из Москвы в Форос.
       Добившись снятия изоляции и при содействии прибывшей на «Бельбек» российской делегации, в ночь на 22 августа 1991 года Президент СССР М. С. Горбачев возвратился в Москву <...>.
       <...> Фактором, который непосредственно обусловил возникновение заговора с целью захвата власти, послужил проект Договора о Союзе суверенных государств, подписание которого было назначено на 20 августа 1991 года.
       Из показаний обвиняемого Крючкова следует, что первая встреча участников заговора на объекте «АБЦ» (5 августа 1991 г.) произошла после звонка Болдина и Шенина, которые поинтересовались, ознакомился ли он с содержанием проекта Договора.
       Дата его подписания и определила сроки их выступления.
       т. 2, л. д. 176—186
       <...> Говоря об этих проблемах, свидетель Горбачев М. С. показал, что с развитием «Огаревского процесса» на его базе возникла возможность выхода на Союзный договор.
       
       <...> Свидетель Хасбулатов Р. И. показал (...): «...конечно, роль Лукьянова после подписания Союзного договора значительно сузилась бы, он перестал бы быть влиятельной политической фигурой...»
       т. 67, л. д. 36—47
       
       О том, что с подписанием нового Союзного договора намечались серьезные кадровые перестановки, показал свидетель, Президент Российской Федерации Ельцин Б. Н.
       29—30 июля в Ново-Огарево Президент СССР М. С. Горбачев встретился с ним и Президентом Казахской республики Назарбаевым Н. А.
       На встрече обсуждались вопросы замены некоторых высших руководителей Союза. В основном речь шла о Павлове, предположительно также о Крючкове. В том же совещательном духе речь шла и о Язове.
       Вместо Павлова предполагалась кандидатура Назарбаева. Таким образом, у некоторых руководителей существовала перспектива лишиться своих постов. В проекте Договора не было предусмотрено и поста Вице-президента. (Янаева. — Ред.) Безусловно, многие могли предвидеть, что они останутся не у дел. (Ну вот, наконец, и мотивы. — Ред.)
       т. 67, л. д. 254—260
       
       Эти показания в полном объеме подтвердил и свидетель М. С. Горбачев.
       т. 130, л. д. 144—147
       
       Именно этими обстоятельствами объясняются особенности заговора, возникшего в среде руководителей важнейших союзных структур, т. к. для них подписание нового Договора означало безвозвратную утрату сильной централизованной государственной власти, носителями которой на своем уровне они являлись. Участие в нем других лиц, стоявших на более низких ступенях государственной и служебной иерархии, было обусловлено служебными и личными взаимоотношениями с его организаторами.
       
       (Продолжение — в следующий понедельник. «Как изолировать президента». О роли водки и виски в провале Путча. Письмо-покаяние Крючкова.)
       
       "Новая газета"
       
23.07.2001
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды


№ 51
23 июля 2001 г.

 Обстоятельства
Либералы, олигархи и «новые чекисты» вместо исполнительной, законодательной и судебной власти
 Подробности
«Новая газета» помогла Кремлю получить 3.000.000 рублей. Извините, мы не хотели
 Расследования
Отечество в безопасности! Славянский шкаф замдиректора ФСБ
«Народный папарацци». Очевидец
Сокровища со дна моря. Останки «Мира» — на продажу
 Специальный репортаж
Трехдневная эпоха ГКЧП. Процесс, который не пошел
 Отдельный разговор
Ниязов — Вяхиреву: «Вы волк. Самый хищный волк»
Настало время не считать партнеров идиотами
 Болевая точка
Лагерь Валленштейна под Серноводском
«Российскому офицеру — достойную жизнь»
 Общество
Русский быт. Точный подсчет
 Власть
Под защитой «синих номеров»
Как бороться с коррупцией
Власть имиджа. Государственный рекламный бизнес
 Точка зрения
Наум Коржавин. Министерство внутреннего мира
Сергей Юрский. Похвала безразмерности
«Лечу наркоманию за день». Что кроется за подобными объявлениями
 Четвертая власть
Электролобзик для опера. Список ценных подарков «за НТВ»
Как журналистов принимают за шпионов. Записи «прослушки» Пасько потеряли
 Регионы
На «чеченские» деньги в Туле отреставрировали памятник Ленину
Деньги дали только на бочку
 Телеревизор
Кто управляет вашим «ящиком»
 Вольная тема
Потому что пес — был. Счастье — это когда на тебя лают
 Свидание
Борис Стругацкий. Трудно быть человеком
 Театральный бинокль
Очищенные сценой. В главной роли — Максим Покровский («Ногу свело»)
 Культурный слой
Слеты во сне и наяву. После Грушинского
Ангорский Пушкин
Французы аплодируют чеченским детям

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100