NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

НА «КАМЧАТКЕ» ПУСТЬ СИДЯТ ШУРА С ДЕЦЛОМ И МАДОННА С ГИТЛЕРОМ
       

  
       Последний звонок на самом деле — событие политическое. И дело вовсе не в магическом числе — первый выпуск нового тысячелетия. Все гораздо прозаичнее. Звон колокольчика означает, что в обществе стало больше электората. И если раньше об этих, теперь уже бывших школьниках думалось в последнюю очередь, то теперь — раз в четыре года — нужно будет заботиться основательно.
       Они, отплясывающие в предрассветных сумерках свои танцы бандерлогов, выпивающие тайком (как и мы когда-то) и курящие в открытую (как мы когда-то не могли), еще об этом не догадываются. Плачут родители, сопят учителя, разрушаются старые романы, создаются новые, изучаются аттестаты, строятся планы на будущее и считаются деньги для приемных комиссий, и никто не думает о том, что все они, выпускники, уже вступили в брак — с государством. И оно вскоре будет готово им предложить первую сделку с совестью — выборы
       
       
Чтобы выяснить отношение выпускников к политике и политикам, звездам и тем, кто себя таковыми считает, «Новая газета» решилась на эксперимент. В нескольких школах Москвы и Подмосковья им был предложен список фамилий. Сих персоналий надобно было рассадить по партам согласно их характерным особенностям, предполагаемым пристрастиям, сходности и различиям, а заодно и себя, любимого (ую), куда-нибудь и с кем-нибудь поместить.
       Вообще-то класс — как слепок страны: со своей провинцией и столицей, Чечней местного масштаба и объявленным суверенитетом «Камчатки», со средней полосой — надежной, но бестолковой. Зайдя в класс, достаточно посмотреть на местоположение объектов воспитания, чтобы тут же угадать социальный статус и возможные интересы.
       Все учителя знают: от «Камчатки» жди беды, на ее обитателей лучше в начале урока спустить всех собак, чтобы они не очухались до звонка. Ни в коем случае нельзя надеяться на первые парты — могут подставить. Там обычно сидят либо записные умники, умеющие читать мелкий шрифт в учебнике, либо самые хитрые (ничего не знают, но берут активностью). И потому правильная рассадка в классе — половина успеха. (Неслучайно Ельцин уделял пристальное внимание тому, кто как сидит).
       Надо сказать, увидев предложенный перечень лиц, подлежащих местоустройству, и представив себе подобный классец, смеялись все. Больше всего учителя, внезапно ощутившие, что нынешний выпуск — не самый худший вариант из возможных. Оглашаю весь список: Березовский, Брежнев, Ван Дам, Гагарин, Гитлер, Горбачев, Децл, М. Джексон, Дибров, Доренко, Достоевский, Ельцин, Жириновский, Кафельников, Клинтон, Ленин, Лужков, Мадонна, Менделеев, Пугачева, Путин, Сталин, Сталлоне, Шура, Эйнштейн, Явлинский.
       Шесть лет назад, в 1995 году, когда мы проводили точно такой же опрос, реакция школьных работников, все так же не получавших зарплату, была точно такой же: «В таком классе работать не будем».
       А вот с детьми приключилась странность. Первый сравнительный результат озадачил. Процентов тридцать выпускников предпочли остаться за партой в одиночестве. Причем пять процентов вообще решили прогуливать уроки, ежели их запихнут в подобный класс, — только бы не видеть однокашников.
       В 1995 году, напротив, от сильных и известных мира сего никто себя изолировать не пытался. Наоборот, стремился приобщиться, чтобы осознать собственную значимость. Правда, список, конечно, нам пришлось слегка подкорректировать — половина из прежних фамилий показалась нынешним детям малознакомыми.
       Не вписались в XXI век: Бурбулис («Это что, баскетболист?»), Боровой («Кто-кто?»), Гребенщиков, Жванецкий, Зыкина, Вероника Кастро (Фиделя еще помнят), Кинчев, Лимонов, Маккартни, Любовь Орлова и Титомир — они для нынешних школьников стали просто историей. Кого-то не знали вовсе, а кого-то путали с артистами. Всех совсем незнакомых считали депутатами Госдумы.
       Как известно, в одиночестве за партой сидят либо всеобщие нелюбимцы, либо ярко выраженные индивидуалисты. В 2001-м году на одиночное существование были обречены: Достоевский, Гагарин и Дибров. Комментарии были просты: им со всеми остальными будет просто-напросто скучно. И если в 1995 году в одиночку отправляли Жириновского за мерзостное поведение в обществе, то в 2001-м решили, что вся остальная группа товарищей от Жириновского отличается все меньше и меньше.
       В 1995 году дети предпочитали выбирать себе в напартники звезд: Мадонну, Титомира, Сталлоне («чтоб было не скучно, и круто все-таки»), то теперь примерно треть решила вовсе отгородиться от суеты. То ли самостоятельности прибавилось, то ли публичность стала не в моде, то ли в школу стали ходить, чтобы учиться... (Хотя последнее предположение учителя отмели как несостоятельное.)
       Соревнование временем не выдержали даже Эйнштейн с Менделеевым, которых ранее сажали подле себя в надежде на банальное списывание. Лишь Достоевский остался вне конкуренции — абсолютный лидер по количеству выборов. Вот феномен: клянут его «Преступление и наказание» на чем свет стоит, но большего авторитета — нет. Может быть, просто опять пришло его время?
       От политиков же пытались всячески дистанцироваться, точно так же, как и в 1995 году. Их по-прежнему не любит никто, с ними предпочитают не садиться и считают, что они заслуживают только общения между собой. Лишь Клинтон на этот раз вызвал осторожный интерес, в принципе сравнимый с прошлым интересом мужской части коллектива к Мадонне. Может быть, и повод схож — Клинтона девочки выбирали чаще. Кстати, Мадонну — тоже. Мальчиков 2001 года в отличие от 1995-го голливудская звезда оставила равнодушной — стандарты, наверное, уже не те.
       К числу жителей «Камчатки» отнесли «сладкую парочку» Шура—Децл, там же разместили Жириновского с Гитлером (совпадение или же у детей развилось-таки классовое чутье?), а также Мадонну — «чтобы не отвлекала». К числу обитателей первых парт причислили пары: Эйнштейн—Достоевский («отличники ж». Никто из опрошенных не знал, что физик на самом деле был двоечником. Этот факт учителя старательно скрывают), Путин—Ельцин (а кто с ними еще сядет?), Горбачев—Гагарин («самоубийцы, ведь могли же жить спокойно»), Клинтон—Достоевский (наверное, чтобы первый наконец-таки осознал все тайны русской души).
       Стоит отметить, что политкорректность у детей, даже в принципе далеких от думских баталий, развилась необычайно. В 1995 году могли, например, запросто посадить за одну парту Горбачева с Ельциным. В 2001 году на это никто не пошел: «А вдруг подерутся?»
       Если же рассматривать положение ныне действующего президента, то абсолютное большинство посчитало, что место преемника — с тем, кто его таковым сделал. Абсолютное лидерство неразлучной пары Ельцин—Путин, как близнецов-братьев, было характерно для всех классов и школ. Ближе Ельцина к Путину подбирались лишь Клинтон и Березовский. Почему Березовский — понятно, а что касается американского варианта... Может быть, какие-то флюиды действительно витают в Кремле и донеслись-таки до московских школ. Думается, по этому поводу нужно немедленно отменить любые практики в администрации президента.
       Ежели рассматривать отдельно взятую фигуру Березовского, то она чаще всего обнаруживалась по соседству с Доренко. (То ли дети действительно слишком политизированны, то ли и ребенку все ясно... Но есть надежда, что на новых выборах этих выпускников уже не проведешь.) Также на соседство с нынешним политэмигрантом иногда обрекались Явлинский с Жириновским и Эйнштейн.
       Забавно, в 1995 году Эйнштейн чаще других оказывался за одной партой с Боровым. На этот раз посчитали, что помощь в подсчете процентов более нужна Березовскому. Новые времена — новые олигархи.
       Образ Григория Явлинского воспринимается нынешними школьниками своеобразно. Он оказывался за одной партой и с Жириновским, и с Березовским, и в более приличной компании — деятельного и амбициозного Лужкова, и «счастливчика» Диброва.
       Мэр же Москвы воспринимался двояко. Опрошенные почти поровну поделились на тех, кто ему симпатизирует, — тогда его размещали рядом с Горбачевым или Аллой Пугачевой; и тех, кто решил позлобствовать, для чего принципиально усаживали господина Лужкова за одну парту с господином Доренко — чтоб последнему было о чем рассказывать.
       Две единственные женщины из нашего «класса» оказались обречены на одиночество или на девишный междусобойчик. И только мужские качества Лужкова и Путина были оценены по достоинству. Если широкая русская душа Лужкова, по мнению выпускников, требовала пугачевского размаха, то образ Путина почему-то ассоциировался с Мадонной: то ли потому, что светленькая, то ли для контраста.
       Когда опрошенные выпускники хотели кому-то досадить, то подсаживали за одну парту к предмету своей мести Децла и Шуру. Чаще всего Шурой доставалось тому же Лужкову (наверное, не без влияния Доренко), а Децлом — Путину (извините, без комментариев).
       Надо сказать, справедливости ради, что несчастному Децлу попало все-таки больше других: то к Джексону посадят, то к Шуре, то к Жириновскому. Остается надеяться, что все это было проделано просто от зависти.
       Гагарин, как и в 1995 году, все так же занимал первую парту у окна, чтобы мечтательно смотреть в небо. А Кафельникову не повезло: по мнению детей, он — ярко выраженный одиночка. Хотя, может быть, и наоборот, такое мнение было продиктовано уважением: ведь и себя школьники особо не хотели обременять сомнительными связями...
       Среди середнячков, что занимают в классе центральные ряды, оказались кумиры прошлых лет: Ван Дам со Сталлоне, Ленин с Джексоном, Сталин с Гитлером и одинокий Брежнев...
       И уж не знаю, радоваться или огорчаться тому обстоятельству, что расхождения в результатах опроса были минимальны вне зависимости от школы. А может быть, отвечая на наши вопросы, они откровенно забавлялись?
       Или все-таки получается, что они в чем-то, но умнее нас, и пришло-таки время иных звезд?
       
       Сергей МИХАЛЫЧ
       
28.06.2001
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды


№ 44
28 июня 2001 г.

 Обстоятельства
СУ сделал «Ногу». Французские генералы помогли нашим боевым самолетам улететь от судебных приставов
Украина ведет переговоры с Китаем о совместном производстве самолета Ан-70
Когда говорят «пушки», надо молчать? Кто стоит за реформой оборонного комплекса
 Подробности
Праздник идет. И война. Что-то надо остановить
 Болевая точка
Кому служил Бараев. В Чечне уничтожают агентурную сеть, которая обеспечивала непрекращающуюся войну и беспредел
 Общество
Душ над унитазом. Проблема пятиэтажек временная. Как и они сами?
 Люди
Возлюби себя как ближнего своего. Колонка психолога
 Регионы
Ум, победивший холод. Повесть о том, как согрели Приморье
 Наука и образование
Как воспитать зрителя. Фестиваль визуальных искусств
 Вольная тема
На «камчатке» пусть сидят Шура с Децлом и Мадонна с Гитлером
 Сюжеты
Наш человек - в ФБР
 Свидание
Материк погибших кораблей. Дочь фантаста Александра беляева рассказывает о последних днях отца и послевоенной судьбе своей семьи
 Библиотека
Уильям С. Берроуз. «Мое образование. Книга снов»
 Кинобудка
Магический реализм «порнографии»
Война севера с югом?
Наш ответ Мистеру-Твистеру
 Музыкальная жизнь
Гэри Брукер: На сцене мы не думаем о деньгах. Интервью с лидером «Прокол Харум»
К восприятию качественной музыки наша аудитория еще не готова. Приезд «Placebo» в Москву

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100