NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ИНОГО НЕТ У НАС ПУТИ

Владимир Владимирович Набоков
о Владимире Владимировиче

       Велимир Хлебников увидел и описал Останкинскую башню и здание СЭВ, ныне московской мэрии, за много лет до того, как появились их проекты. Он же предсказал год революции — 1917-й.
       Федор Достоевский в «Бесах» показал тех, кто эту революцию совершит, и то, к чему она приведет.
       Осип Мандельштам написал портрет Сталина как кровавого тирана («Мы живем, под собою не чуя страны...») за несколько лет до начала массовых репрессий.
       А Владимир Набоков, оказывается, рассказал о... Но не будем забегать вперед.
       Вроде бы все уже привыкли к пророческой миссии русской литературы. Даже в постмодернистском угаре осудили ее. Ан ни в зуб ногой — продолжает пророчествовать.
       Ну откуда Набоков, из России-то уехавший, как сейчас бы сказали, тинейджером, мог знать характер и обстоятельства правления нынешнего президента России?! И рассказ-то классик двух литератур написал вроде бы совсем невинный — даже невиннее, чем «Лолита», хотя и про мальчика. А надо же — попал прямиком в начало III тысячелетия.
       Неужели настоящий писатель просто следует по древу языка, а в языке уже все содержится — и что было, и что будет, и чем дело кончится? И даже имя, если оно точное, определяет характер, а значит, и судьбу...
       Итак, Набоков. Сборник «Соглядатай». Рассказ «Обида». Главный герой — мальчик Путя. Ну и что с того, казалось бы? Но еще есть девочка, которую он защищает, — натурально, Таня. И игра у них идет в стукалочку. А сам Набоков, между прочим, Владимир Владимирович (какие тут могут быть «обиды»?)...
       
       
ОДИН ДЕНЬ ПРЕЗИДЕНТА, или СТРАННАЯ НЕОТЗЫВЧИВОСТЬ
Рисунок С. Аруханова
       
       Дорога в Кремль
       «Путя сидел на козлах, рядом с кучером (он не особенно любил сидеть на козлах, но кучер и домашние думали, что он это любит чрезвычайно, Путе же не хотелось их обидеть, — вот он там и сидел, желтолицый, сероглазый мальчик в нарядной матроске). Пара откормленных вороных <...> бежала ровной плещущей рысью, и мучительно было наблюдать, как, несмотря на движение хвостов и подергивание нежных ушей, <...> тусклый слепень или овод с переливчатыми глазами навыкате присасывался к атласной шерсти. <...> «Сказаться больным? Свалиться с козел?» — уныло подумал Путя, когда показались первые избы. <...>
       Сбоку от спускающегося шоссе жалась приземистая кузница, — кто-то вывел на ее стене крупными меловыми буквами: «Да здравствует Сербия!» <...> Путя знал по опыту, как все будет неловко и противно, и с охотой отдал бы свой <...> стальной лук, скажем, и пугач, и весь запас пробок, начиненных порохом, — чтобы сейчас быть за десять верст отсюда, у себя на мызе, и там проводить летний день, как всегда, в одиноких, чудесных играх.
       Из парка пахнуло грибной сыростью, еловой темнотой, а затем показался угол дома и кирпичный песочек перед каменным подъездом. <...> Путя, пройдя через прохладные комнаты, где пахло гвоздиками, вышел на веранду; там сидело человек десять взрослых; Путя перед каждым расшаркивался, стараясь не чмокнуть по ошибке руку мужчине, как это однажды случилось <...>. Начиналось прескверно. Необходимо было пройти через красную садовую площадку вон туда, в аллею, где среди солнечных пятен прыгали голоса и что-то пестрело. Надо было проделать этот путь одному, приближаться, без конца приближаться, постепенно входить в поле зрения многих глаз <...>».
       
Примечания: Помните президента в матроске, кадры инаугурации... Одинокие чудесные игры — это, очевидно, катание на скутере и горных лыжах. А чмокал ли руководитель страны руку кому-нибуль из большой семерки (теперь их уже не десять) взрослых мужчин, мы не знаем.
       
       Выборы, первые коррупционные скандалы
       «Играми руководил студент <...> воспитатель Володи <...>. В последний раз Путя был в Петербурге на Пасхе, и тогда показывали туманные картины <...>. Студент у фонаря вставлял пластинку неправильно, картина выходила вверх ногами <...>. Путя мучительно краснел за студента — и вообще старался делать вид, что он страшно интересуется. Тогда же он познакомился с Танечкой <...> и с тех пор часто думал о ней, представляя себе, как спасает ее от разбойников <...>.
       Игра <...> начинала всем надоедать <...> именинник стал требовать, чтобы сыграли в палочку-стукалочку. Мальчики <...> присоединились к этому, Таня запрыгала на одной ноге, хлопая в ладоши <...>. Стали решать, кому быть стучальщиком. «Раз. Два. Три. <...> Четыре. Пять. Вышел зайчик. Погулять» <...> «Мой» пал на Путю <...> Но тут все остальные еще теснее обступили студента, умоляя, чтобы искал он. Раздавались возгласы: «Пожалуйста, это будет гораздо интереснее». — «Так и быть. Я согласен», — ответил он, даже не взглянув на Путю».
       
Примечания: В палочку-стукалочку регулярно играли с 30-х годов, и получалось, в общем, неплохо. Многие с упоением играют до сих пор. Таню удалось-таки спасти по крайней мере от одного разбойника, который бежал за границу.
       
И хотя Путю в свое время все-таки назначили главным стучальщиком, всей игрой руководил все же «студент» — воспитатель Володи, который, когда речь заходила, например, об отмывании денег, становился мягким и обходительным.
       «В том месте, где аллея выходила на садовую площадку, стояла беленая, местами облупившаяся скамейка с решетчатой, тоже беленой, тоже облупившейся спинкой. На эту скамейку сел, держа в руках палочку, студент, сгорбил жирную спину, плотно зажмурился и стал вслух считать до ста, давая этим время спрятаться. <...> Путя, с тоской посмотрев на пестрые тени парка, отвернулся и направился в другую сторону, к дому, решив засесть на веранде <...> была там еще венская качалка <...>. План Путин был прост: как только (студент) досчитает до ста, стукнет палочкой, положит ее на скамейку и отойдет по направлению к парковым кустам, где были наиболее правдоподобные места для засады, — ринуться с веранды к скамейке, к палочке».
       
       На посту
       «В то же мгновение дверь на веранду открылась, и из полутьмы комнаты появилась <...> старушка <...> Вдруг она заметила Путю, сползшего на пол. «Приатки? Приатки? <...> Тут не карош, — продолжала она, ласково глядя на смущенное, умоляющее Путино лицо. — Сичас покажю карош мест». <...> Путя, боясь скрипучего и суетливого голоса старушки, — а еще пуще боясь ее обидеть отказом, — поспешно за ней последовал; но чувствовал при этом, что получается страшная чепуха <...>, а как объяснить ей, не огорчив ее, что игра, в которую он играет, скорее засада, чем прятки, что нужно ловить мгновение, когда (студент) достаточно далеко отойдет от палочки, дабы успеть добежать до нее и постучать? <...>
       Прошло очень много времени <...>. Путя вылез <...>. Крадучись пробрался к стеклам <...> на скамейке лежала зеленая палочка, (студента) не было видно; он, вероятно, отошел за елки. Путя, улыбаясь и волнуясь, спрыгнул в сад и опрометью бросился к скамейке. Он еще бежал, когда заметил какую-то странную кругом неотзывчивость. Все же, не уменьшая скорости, он достиг скамейки и трижды стукнул палочкой. Впустую. Никого кругом не было. <...> Путя подождал несколько минут, озираясь исподлобья, и вдруг понял, что его забыли, игра давно кончилась, а никто не спохватился, что есть еще кое-кто ненайденный, таящийся...»
       
       Читал и комментировал Роман ШЛЕЙНОВ
       
14.06.2001
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды


№ 40
14 июня 2001 г.

 Обстоятельства
Один день Президента, или Странная неотзывчивость
Арбитраж по-русски
Родина там, где недвижимость. Новые песни о Главном
 Подробности
Дума многоразового использования
Вместо серпастого и молоткастого - орластый и барсастый
Праздник первомамая. Восстановление коституционного строя и исторической справедливости
Новости «Домжура»
 Расследования
У чиновника два пути: к прокурору или на повышение
 Общество
В селе Кобылки самое велосипедное время
 Власть и люди
Нинэль Логинова. Процесс, пошел…
 Власть
Косметика для первого лица
Тайное знание Березовского. Чем он угрожает Путину?
 Финансы
Главное правило - надежность
 Телеревизор
Телеканал «Московия» избрал нового генерального директора - Леонида Якубовича. Теперь на канале работают уже четыре гендиректора
 Свидание
Кирилл Лавров: Роль Ленина зачеркнула многих артистов
 Музыкальная жизнь
Александр Городницкий: последний из атлантов
 Культурный слой
«Медный всадник» ускакал от Пушкина
«Золотая ладья». Российская культурная инициатива в Черноморском бассейне

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100