NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЭТО — КРУТОВ!
Нынешний наставник хоккейного клуба ЦСКА дает интервью неохотно. Практически никому. Но для «Новой газеты» многократный чемпион Советского Союза, мира и Олимпийских игр сделал исключение
       
       «О нынешней хоккейной сборной говорить не стоит. Комментировать ее выступления не хочу и не буду». Так ответил на мой первый вопрос главный тренер ЦСКА Владимир Крутов. Действительно, по шестому месту России на чемпионате мира не прошелся только ленивый. Да и о другом хотелось поговорить с Владимиром Евгеньевичем. Странно, но о судьбе одного из лучших нападающих нашего хоккея известно достаточно мало. Крутов безо всякого шума перебрался за границу и совершенно тихо вернулся обратно. Полторы недели назад он, заключив двухлетний контракт с ЦСКА, окончательно занял место прежнего главного тренера ЦСКА Бориса Михайлова, который сейчас тренирует сборную России.
       Другие наши звезды — от Фетисова до Ковалева — обзавелись мемуарами. А Крутов нет. После беседы с ним подумалось: «Может быть, зря?»...
       
       ЦСКА
       Вообще-то, сначала я не хотел идти в ЦСКА. Вернее, переходить в него из дворовой команды «Метеор» — была такая при стадионе на Кутузовском. Но после одного из матчей на первенство Москвы тренер ЦСКА передал мне записку с приглашением перейти в армейскую школу. Честно скажу: тогда меня это дело особо не впечатлило — не хотелось менять команду. Да и мыслей о большом хоккее и о великих спортивных достижениях у меня не было — просто нравился хоккей, и все.
       Но мама настояла. Она-то и привела меня на первую тренировку в малую подготовительную группу ЦСКА. Первое ощущение — ничего особенного. Что я в «Метеоре» катался на улице, что в ЦСКА. (Тогда у детских команд просто не было стадионов.) Только со временем, когда тренировки становились все тяжелее и особое внимание стали уделять мастерству игроков — катанию, обводке, стало понятно: ЦСКА — это не просто клуб, это школа. Школа, в которую практически невозможно попасть. Школа, где очень трудные уроки.
       Представь: тебе четырнадцать-пятнадцать лет. Лето. А тебя увозят в специальный лагерь под Серпуховом, и вместо отдыха и развлечений — тяжелейшие, изнуряющие тренировки по три раза в день. Рядом с нами был обычный пионерский лагерь — мальчишки оттуда смотрели на нас как на дурачков. Ну еще бы, они там развлекаются всячески, а мы бегаем целыми днями. Но я уже тогда понял, что сделал правильный выбор.
       В нас с детства вбивали то, что называют психологией победителя. Второе место детской команды ЦСКА рассматривалось как катастрофа. Если же детская команда ЦСКА не попадала в финал чемпионата СССР среди сверстников, то тренеру предстоял весьма серьезный разговор с Анатолием Тарасовым. Тарасов болел за хоккей вообще, а не только за первую команду.
       Естественно, главной мечтой всех рябят из молодежных команд ЦСКА было попасть в команду мастеров. Это было так же сложно, как и попасть с улицы в армейскую школу. Поэтому на моей памяти из каждой «молодежки» в команду мастеров попадали лишь один-два игрока. Хотя те, кто не прошел в «мастера», практически всегда находили себе место в других командах высшей лиги. Все знали: если человек закончил армейскую школу, он уже мастер.
       Я же попал в основной состав ЦСКА относительно легко. Маршрут: молодежная сборная в 1980 году (тогда, как обычно, мы стали чемпионами мира), затем вторая сборная СССР. Несколько удачных игр в Японии, и как результат — приглашение на тренировку в команду мастеров ЦСКА. Трудно объяснить, что это для меня значило. Просто — всё.
       Я на лед вышел, а там такие звезды, такие имена. Волновался страшно. Мне еще клюшку особенную дали — мальцевскую. У нее такой своеобразный загиб был, что играть ею мог только он. Вдобавок дали экспериментальные коньки. У них посередине лезвия прорезь сделали неизвестно для чего. Мне и дали испытать их как молодому. А в эту самую прорезь снег набивался — неудобно страшно. Я топал, топал, чтобы снег вытрясти, потом взмолился: мол, дайте любые другие, пусть старые, но нормальные.
       И все-таки я был на льду с теми игроками, тренировки которых всего несколько лет назад вместе с другими мальчишками смотрел затаив дыхание. Раньше же очень сложно было зайти на каток — там такие бабульки на входе сидели, что мышка не проскочит. Мы тогда специально шли к Тарасову и ныли: мол, команду шестидесятого года (то есть нас) не пускают посмотреть тренировки команды мастеров. И тот своим басом приказывал: «Ну-ка пустить. Это наши ребята!»...
       Кстати, своим в команде мастеров я стал почти сразу. И вот почему. После поездки в Германию, где я уже играл за первую сборную, как раз перед Олимпиадой в Лейк-Плесиде, в самолете Тихонов мне намекнул, что я поеду на Олимпийские игры, правда, в качестве запасного. Но вышло так, что Серега Капустин получил травму, да и я в товарищеских матчах не сплоховал. Соответственно, пробился в основу. Ничего подобного доселе не было — человек приехал с юниорского чемпионата мира и через полтора месяца попал во взрослую сборную и вскоре уехал на Олимпиаду. Тем более в Лейк-Плесиде наша тройка, я — Лебедев — Мальцев, сыграла очень удачно. После этого Крутов — полноправный игрок ЦСКА. Команды, которая десять месяцев в году находилась на сборах, турне, чемпионатах... Это, наверное, самое тяжелое было.
       У нас ведь только месяц отпуска был, плюс месяц набирались выходные, прилеты-отлеты. Мы работали по полной. Причем не только перед серьезными турнирами вроде Олимпийских игр, но и даже перед матчем с каким-нибудь СКА или «Трактором» нас за три дня сажали на сборы. (Думаю, что Тихонов здесь немного перебарщивал.) Мы же мечтали о том, чтобы лишний раз дома переночевать. Доходило до того, что жены сами к нам в Архангельское приезжали... Иногда сыновей-дочерей привозили, чтобы те отцов живьем увидели, а не по телевизору. Наши повара просто изумлялись: «Когда это вы, интересно, успеваете детей-то делать».
       Между тренировками развлечения ради играли в лото, нарды, картишками перебрасывались. Тогда чисто символически, для азарта употребляли... Шутили. Время хорошее было. Дружно жили. Семьей одной. Не было такого: старики—молодежь. Наоборот, ветераны нам, молодым, помогали. Мы, когда сами «стариками» стали, тоже подрастающих учили: Федорова, Могильного, Зубова, Буре...
       Помню, в ЦСКА приедешь и иногда идешь смотреть, кто и как там из молодежи катается. И слышишь мальчишеский шепоток: «Смотри, Крутов пришел». У ребят тогда скорость раза в три повышалась — лучшего стимула не найти. По себе сужу: если знаешь, что Тарасов на тебя, мальчишку, смотрит, летаешь, как реактивный.
       
       НХЛ
        Мне Валера Харламов рассказывал про первую игру серии 1972 года. В Бостоне, по-моему, наши вышли на тренировку. Канадцы наблюдали за ними, сидя в креслах с сигарами, в галстуках и клетчатых пиджаках — мода тогда такая была. И говорили: «Ну что нам русские, мы их на одном коньке сделаем». Но, когда они проиграли первую игру 2:7, разговоры пошли совсем другие. После этого для канадцев победа над «Спартаком», «Крыльями Советов», ЦСКА стала очень даже престижным делом.
       Помнится, в одном из турне мы проиграли одну из шести игр. По-моему, «Калгари». Так вот, у них настроение потом было такое: дескать, вы, все энхаэловские команды, натурально нулевые, а мы лучшие, потому как русских обыграли. Радость их можно сравнить разве что с восторгом от завоевания кубка «Стенли».
       И стоило только приехать в турне, как сразу поступали приглашения от энхаэловских команд. Агенты постоянно к нам в номера приходили: ребята, оставайтесь, убегите, а когда команда ваша уедет, все успокоится, тогда будем рассуждать о сумме контракта. Причем предлагали практически всем. Валере Харламову вообще давали любые деньги — только останься. Похоже, всей командой можно было не уезжать обратно — контракты заключили бы все.
       В то время мы по этому поводу вообще ни с кем не разговаривали. Только между собой шушукались. Ведь тогда все мы были военные, комсомольцы, партийные люди, Владик Третьяк вообще в ЦК комсомола состоял. Кстати, с ним целая история вышла. Третьяк дает интервью. Журналист: «Какая вам больше всего команда в НХЛ нравится?» Владик: «Монреаль Канадиенс». Он всегда любил этот клуб, и все это знали. На следующий день выходит газета со статьей, где аршинными буквами в заголовке: «Третьяк остается в «Монреале», практически подписан контракт». Что тут началось! Его сразу вызывают к «группе сопровождения» и после непродолжительной беседы прикрепляют к нему человека — чтобы Третьяк, не дай бог, никуда не ушел.
       А первым из советских игроков в НХЛ уехал Серега Пряхин. В «Калгари». Потом Макаров с Фетисовым. У Славы и у Ларионова возник своего рода конфликт с Тихоновым. И он им рапорты подписал достаточно легко. Но их все равно не выпускали долго. И у меня были проблемы с увольнением из армии. Я ж майором был. Даже когда я официально уехал за границу, моей жене звонил какой-то генерал, возмущался: «Как это — Крутов уехал. Ведь он военный». Она ответила: «Демобилизовался, купил билет и уехал, как на трамвае».
       Первый сезон в НХЛ... Мы с Игорем Ларионовым попали в «Ванкувер». Средненькая команда со слабым подбором игроков. Там думали: придут два русских, и как минимум кубок «Стенли» их. Но хоккей — это не бокс, здесь побеждает команда.
       А мы старались играть в наш советский комбинационный хоккей. Нас там начали переучивать: мол, ваш хоккей уже умирает в отличие от канадского. А канадская манера игры тогда что собой представляла? Получил шайбу, перешел синюю линию, бросил — и будь, что будет. Мы так играть не привыкли. Слишком примитивно. У нас комбинации какие-то были, пасы, нестандартные ходы, финты. Я так и не смог приспособиться.
       Что обидно, сегодня канадцы играют совсем в другой манере. Они играют в советский хоккей двадцатилетней давности. А мы наоборот — в канадский хоккей 80-х: бросил — чего и куда неважно.
       Короче говоря, сезон тогда у меня не удался. Первый год все-таки играл... К тому же игр много: через день, тяжело. Руководство клуба начало искать причины для моего ухода. Всегда можно найти уйму поводов, чтобы убрать игрока.
       Конечно, можно было поехать в другую команду НХЛ, но я однолюб — понравился мне город Ванкувер, да и семья привыкла. Не хотелось ехать на новое место. В общем, решили мы закончить с НХЛ и вернуться в Европу.
    
       ЕВРОПА
       Я попал в команду «Цюрих» — вечный аутсайдер. Когда я там начал играть, клуб поднялся аж до плей-оффа. Первый раз в истории. Для них — нечто фантастическое. А в плей-оффе мы еще и кого-то обыграли. Тут руководство просто чуть с ума не сошло от счастья. У одного менеджера даже сердце прихватило от такой удачи. (До этого «Цюрих» завоевывал в лучшем случае восьмое место из десяти возможных.) Все нормально вроде бы начиналось. Но потом пришел новый тренер. Канадец. Он начал приглашать своих игроков. На этом все. И я решил вернуться в Москву.
       Деньги от контрактов с «Ванкувером» и «Цюрихом» не обеспечили меня на всю жизнь. Но сказать, что я бедствую, — это слишком. Конечно, каждый год в Майами не летаю, но в Турцию по «горящей путевке» со скидками съездить могу.
       
       ЦСКА
       Приехав в Москву, я застал странное и обидное раздвоение ЦСКА. Мне предложили стать одним из помощников в команде Волчкова. Я согласился. Но до сих пор уверен: должна быть единая команда ЦСКА, единая школа. Чтобы звучало ЦСКА, как раньше на войне клич: «За Родину!» Чтобы мы перестали ставить антирекорды по посещаемости среди болельщиков.
       Надо сделать все, чтобы возродить психологию победителей. В любом турнире, на любом уровне нужно быть первыми. Сейчас этого нет. Утеряны ценности. Нет поколения, на которое можно было равняться. В свое время мне Харламов давал перемотать свои клюшки. Ты можешь себе представить, что такое для мальчишки тогда подержать в руках клюшку с надписью «Харламов»? Руки от волнения тряслись. Чьи клюшки сегодня у мальчишек вызовут такие же ощущения?
       А ведь хоккей начинается с детей. Знаешь, сколько получает тренер детской команды, — 900—2700 рублей. Отсюда и от хронической нехватки денег вообще появилась практика блатных звеньев. Тренер зависит от родителей некоторых своих воспитанников. Обычно такие папы-мамы — просто спонсоры команды. Оплачивают, например, выезды куда-либо. Поэтому их ребенка надо поставить на определенное место. Богатые родители думают: дети их играют, значит, у них все в порядке будет — в НХЛ уедут и по 20 миллионов зарабатывать станут. Но должен быть труд плюс талант — тогда из пацана что-нибудь получится.
       Мальчишкой однажды я возвращался вместе с отцом после тренировки. Отдал отцу мешок с амуницией, а сам иду налегке. Тарасов увидел это, вызвал моего папу и сказал: «Если я еще раз увижу, что вы за сына таскаете вещи, он больше играть не будет». С тех пор таскал сам. А сейчас смотрю: мама тащит этот здоровенный мешок, а мальчик рядышком идет спокойненько, пьет кока-колу. Ну какой из него хоккеист.
       Что касается Тихонова, то свои нынешние отношения с ним комментировать не хочу. Для меня это трудный и больной вопрос. Скажу одно: когда-нибудь ЦСКА станет вновь единым. Пока не получается. Я знаю, что ведутся какие-то переговоры, рассматриваются какие-то варианты. Могу сказать лишь одно: сейчас я главный тренер ЦСКА. И главное для меня сегодня — сохранить команду, укомплектовать ее заново. Знаю, что многие игроки уже ушли из ЦСКА. Но с теми, кто остался, будем вместе делать настоящий хоккей, чтобы стать похожими на прежний ЦСКА.
       
       Записал Руслан ДУБОВ
       
28.05.2001
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды


№ 36
28 мая 2001 г.

 Обстоятельства
Цинизм - форма глупости. Академик Сахаров убеждал, что нравственность в политике практична
Писистат и полпреды
Как посадить Путина. Это головная боль лучших летчиков России и конструкторов самолетов
 Подробности
Каток приехал на Чукотку. Уголовное дело в отношении Романа Абрамовича
Еженедельный рейтинг вранья
 Наши даты
Награжден Виталий Добрусин
 Реакция
Главному редактору «Новой газеты»: ямы в Чечне были!
 Отдельный разговор
Является ли тема ядерной безопасности государственной тайной или должна стать предметом широкого обсуждения?
 Расследования
Мантия преследования. Технологии российского судопроизводства
Орловы учатся летать
 Болевая точка
Аслан Масхадов: Мы тоже задаем себе вопрос, как выйти из тупика
Можно ли насильно удерживать от преступления
Кто сказал, что не смеются люди на войне? Юмор при антитеррористической операции работает наркозом
 Общество
Права человека для первоклашек
 Люди
Год назад ушел Олег Ефремов. Людмила Петрушевская: У него было все. Не хватало воздуха
 Власть и люди
Молчание тельцов. В истории «Голден Ада» остались темные пятна
Профсоюзы скорее за недвижимость, чем за движение масс
 Власть
Девять дырок в одном законе
 Финансы
Сбербанк ставит на карту
 Точка зрения
У подлиз язык государственный
Обращение участников конференции «Устойчивое развитие России и Регионов - государственная политика и национальная идея» к Президенту Российской Федерации В. В. Путину
 Le Monde Diplomatique
СССР
 Четвертая власть
Законы в погонах. Их использует власть для того, чтобы расправиться с неугодным журналистом
 «Открытая Россия»
Главный ресурс России - люди
Орган для слуха. Чтобы «спасать красотой», на нее нужно вкалывать
 Регионы
Мтежная застава. Репортаж с полуострова, где День пограничника стал общенародным
 Спорт
Это - Крутов! Интервью с наставником хоккейного клуба ЦСКА
 Телеревизор
Борисы свое слово сказали
Как полезно быть несерьезным
Теленовости от…
 Вольная тема
Андрей Битов. Между шевалье и швалью
Сергей Юрский. Гришковец, или  Бормотание нежной души
 Кинобудка
Нехлебное место. Канн. Главный кинофестиваль 2001 года был явно переходным. В какую сторону - непонятно
 Музыкальная жизнь
Мини-драмы «Максидрома»
 Театральный бинокль
Сумасшествие как исход. Экспериментальная программа Центра имени Мейерхольда
 Культурный слой
В школах с поэтическим уклоном нет последнего звонка
Встречайте Ника Перумова
Они боролись с земным тяготением

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100