NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

«КУРСК» НЕ СТАЛКИВАЛСЯ С ИНОСТРАННОЙ ПОДЛОДКОЙ
Это уже известно членам комиссии, но они пока молчат

       Исполнилось полгода с момента катастрофы атомной подводной лодки «Курск» и гибели находившихся на ее борту 118 подводников. Это трагическое событие продолжает оставаться в центре внимания, поскольку до сих пор нет ответа на вопрос: что в действительности произошло 12 августа 2000 года в Баренцевом море?
       Обостренный интерес к этой теме во многом объясняется тем, что из ведомственных источников поступала и продолжает поступать противоречивая информация, а специально созданная комиссия до сих пор не обнародовала окончательные выводы, хотя такие сроки неоднократно назначались. Накануне в Санкт-Петербурге должно было состояться очередное заседание правительственной комиссии под руководством вице-премьера Ильи Клебанова. Однако вопреки ожиданиям никакой официальной информации в этот раз не последовало.
       Между тем, если судить по заявлениям директора ЦКБ «Рубин» академика Игоря Спасского, для специалистов картина происшедшего с «Курском» уже не представляет загадки. Но вот пришла ли пора поведать правду общественности — дело другое. Тут мнения членов комиссии расходятся. И скорее всего, до тех пор, пока лодку не поднимут на поверхность, заключительного вердикта объявлено не будет.
       И связано это не в последнюю очередь с тем, что версия столкновения с иностранной подлодкой не находит документального подтверждения ни в материалах правительственной комиссии, ни в ходе предварительного следствия по уголовному делу, возбужденному Главной военной прокуратурой. И не случайно ссылки на нее в официальных заявлениях переместились с первого места на последнее, а некоторые специалисты (тот же Игорь Спасский) ее вообще перестали упоминать.
       Судя по некоторым косвенным данным, не подтвердилась и версия теракта (диверсии) на борту подводной лодки. Тот факт, что главком ВМФ адмирал Владимир Куроедов сравнительно недавно, выдержав время, посетил завод «Дагдизель» в Каспийске и лично передал орден Мужества семье погибшего на «Курске» М.И. Гаджиева, гражданского специалиста по торпедному вооружению, должен снять любые домыслы по этому адресу.
       Спорным остается вопрос: была ли гипотетическая возможность спасти хотя бы кого-то из экипажа? Ведь до сих пор неясно, сколько времени продержались уцелевшие после двух катастрофических взрывов подводники: три часа? сутки? А вдруг и 15 августа, спустя трое суток, еще были живые, о чем, может быть, свидетельствует неразборчивая запись на оборотной стороне записки Дмитрия Колесникова?
       Ничего не известно общественности о результатах почерковедческой и криминалистической экспертиз того, что поднято с «Курска» во время российско-норвежской специальной операции в ноябре минувшего года. Ни комиссия, ни следствие этих сведений не оглашают. Как не называют и автора второй записки. Утверждение, что им мог быть командир дивизиона движения капитан-лейтенант Рашид Аряпов, представитель следственной группы назвал преждевременным. Подтверждают пока лишь то, что записок всего две, их оригиналы признаны вещественными доказательствами и приобщены к уголовному делу.
       — Но неужели ни в одной из них нет хотя бы фразы о том, что случилось на лодке? С чего все началось? — не удержался я от вопроса в разговоре с давним знакомым, имеющим отношение к работе правительственной комиссии.
       — Надо знать подводников. А перед Колесниковым я просто снимаю шляпу. По боевому расписанию он — командир отсека. И ясно понимал, что шансов практически нет. Но на листе из его блокнота поименно указаны оставшиеся в живых, все расписаны по боевым номерам. Средства спасения ими были использованы полностью... И никакого надрыва, лишь в конце — три строчки для жены.
       Разговор у нас был долгий, затрагивавший не только материалы, которыми располагала к тому времени правительственная комиссия, но и собеседник мой имел многолетний личный опыт. Как следовало из его слов, Колесников и те, кто по готовности номер один (перед торпедной атакой) находился вместе с ним в кормовых отсеках, могли и не знать, что случилось с лодкой.
       Скорее всего связь с центральным постом и носовыми отсеками была парализована уже первым взрывом. Расшифровка акустических сигналов показывает, что его мощность могла достигать одной килотонны (100 килограммов обычной взрывчатки). Уже в этот момент был обезглавлен главный командный пункт, выведены из строя системы гидравлики, связи, освещения, сработала аварийная защита реакторов. Подводная лодка фактически стала неуправляемой. Спустя две с небольшим минуты те, кто выжил и успел прийти в сознание, приняли на себя еще более чудовищный удар — как теперь установлено, сдетонировал боезапас в торпедном отсеке. Обе аккумуляторные батареи (в первом и втором отсеках) — резервный источник питания — взрывом были попросту вынесены.
       По результатам проведенных осмотров корпуса, анализа подводной видеосъемки и сложных научно-технических и криминалистических экспертиз (в том числе поднятых со дна фрагментов оборудования и вооружения первого отсека) установлено, что взрыв боезапаса в торпедном отсеке («второе сейсмическое событие» на языке гидроакустиков) произошел ДО столкновения «Курска» с грунтом. То есть причиной этого катастрофического взрыва стал некий внутренний процесс, в течение двух с половиной минут развивавшийся в торпедном отсеке. На скалистом дне Баренцева моря подлодка оказалась уже с развороченной носовой оконечностью.
       Причем взорвался не весь боезапас, подчеркивают специалисты, а только часть (не более половины) торпед, находившихся в первом отсеке. В ином случае, как показали расчеты и натурные эксперименты, прочный корпус лодки «получил бы ускорения, не совместимые с жизнью человека». Другими словами, после второго взрыва никого в живых на лодке не осталось бы. А как следует из записки капитан-лейтенанта Колесникова, 23 человека в кормовых отсеках какое-то время были живы.
       Дольше всего люди могли продержаться в шестом отсеке, на резервном пульте управления главной энергетической установкой (ГЭУ) — к такому выводу склоняются те, кто хорошо знает конструктивные особенности корабля и распорядок боевой службы. Особо прочные конструкции реакторного отсека и специальной выгородки должны были выстоять и смягчить ударные нагрузки от первого и второго взрывов. Может, именно оттуда и доносились последние «SOS». Так это или нет, можно было бы сказать, сопоставив штатное расписание шестого-девятого отсеков (24 человека) и составленный Колесниковым список уцелевших после второго взрыва. Эти имена известны, но они не разглашаются.
       Насколько можно понять из контактов со специалистами, главное внимание комиссии в последнее время сконцентрировано на выяснении природы «первого сейсмического события». Гипотетическая возможность внешнего воздействия на один из снаряженных торпедных аппаратов — непреднамеренное столкновение, сорвавшаяся с якоря мина Второй мировой войны, попадание ракеты с надводного корабля — до конца не исключается, но превалируют аргументы за то, что это была нештатная ситуация ВНУТРИ первого отсека и скорее всего не с практической (учебной), а с боевой торпедой.
       
       * * *
       Как это ни тяжело, но мы должны быть готовы к тому, что подтвердится худшее для флота, для России и для каждого, кто ощущает себя ее гражданином, предположение: причиной гибели корабля стала неисправность его собственного оружия или роковая ошибка оператора. 12 августа 2000 года случилось то, что не должно было случиться ни при каких обстоятельствах. В этом уверяли нас и самих себя ученые, конструкторы, кораблестроители, флотские начальники, руководившие учениями. С этой верой выходил в море экипаж «Курска».
       Но это случилось. А коли так, самое важное сейчас — не ведомственные разборки между правыми и виноватыми, не безадресные проклятия «губителям флота Российского», пересыпанные псевдопатриотическим пафосом, а принятие неотложных, исчерпывающих мер, чтобы не пришлось тревожиться за экипажи «Воронежа», или «Белгорода», или кого-то другого, отправляющегося в поход.
       
       Александр ЕМЕЛЬЯНЕНКОВ
       
15.02.2001
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды


№ 11
15 февраля 2001 г.

 Обстоятельства
«Курск» не сталкивался с иностранной подлодкой
Пожару присвоена категория - циничный
 Подробности
Паша Цветомузыка и Женя Красавчик. Пресс-конференция в «Новой газете»
Очередные задачки власти
Раз, два - и в янки
 Власть и деньги
Мягкое место Касьянова. Премьер упадет на хорошо подготовленные позиции
С неба деньги не сыплются
 Общество
Вы мне все должны. В стране бушует «чеченский» синдром
 Геополитика
Величие по душе, но не по карману. Неловко выглядит Россия в военном мундире made in USSR
 Четвертая власть
«Живые новости» против «мертвых»
Даешь поправку, запрещающую прерывать рекламу творчеством
 Точка зрения
Старый русский Паникин
 Инострания
Как в Лондоне? Почти как у нас. Но на порядок выше
 Свидание
Лев Перфилов: Я тебя никогда не обижу
 Сюжеты
Из тюрьмы - в мекку
Падает снег красиво. А валяется - ужасно
 Библиотека
Татьяна Набатникова. Ангел в поисках фермента
 Культурный слой
Родина вальса перебралась на Осторженку
Чьи-то юбилеи, Мишины портреты
За пару дней до торнадо


404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.13.0


Слушайте правильную музыку!

404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.13.0


   

Задай свой вопрос Борису Кагарлицкому
№ 10
12 февраля 2001 г.

 Обстоятельства
Битва гражданина с властью. Как выиграть в суде у государства 500.000 рублей
Сами виноваты. Общество имеет ровно такое правительство, какое достойно
 Подробности
Куда исчезают кредиты
Еженедельный рейтинг вранья
Скажите своим детям…
Почему Рузвельт - кровавый?
 Расследования
Снятся ли Колеснику кровавые мальчики?
Пролетая над судом кукушки
 Власть и люди
Криминал штурмует Кемерово
За что сняли Наздратенко?
«Особый округ» Сергея Кириенко
 Власть и деньги
Государство должно вернуть доверие к России
 Специальный репортаж
Влюбленный разведчик хуже шпиона
 Общество
Человек-институт. Всякое общество лишь тогда чего-нибудь стоит, когда умеет защищаться. От государства
 Наши даты
«Новая газета» - теперь и в Нижнем Новгороде
 Навстречу выборам
От тюрьмы и от президента не зарекайся
 Четвертая власть
ВНИМАНИЮ СМИ
 Регионы
Дон Мороз и Анна. Голос замерзшего Приморья
 Точка зрения
В России всё должно быть твердым
Чем Приморье похоже на Калифорнию?
Письмо в редакцию…
 Инострания
Письма из Германии
Миттеран: а папа мне сказал…
Последний африканский марксист
 Свидание
Борис Гребенщиков: мы опять стали отщепенцами. Что радует
 Сюжеты
Все влюбленные - святые. Великомученики
У первого греха - прекрасные названья
История чувств
Спасаем веру, надежду и… все остальное
Иногда бывает так, что любишь свою жену
Где прячется страсть, когда ее выгоняют из дому
Любовные сети
Царь, любовь, поэзия и «склиф»
Андрей Битов. Единицы хранения
 Спорт
Репортаж с мячом на шее. Мемуары фаната «Спартака», отсидевшего пять месяцев в пражской тюрьме
 Культурный слой
1901-2001: сто лет прекраснодушия
«Кровать» проломила стену
Деликатное кино. Как самый богатый может быть и самым бедным

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100