NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

19 ТОМОВ ТАМАРЫ РОХЛИНОЙ
И первый допрос, протокол которого мало кто видел


       
       
Все вокруг казалось убогой бутафорией — нелепой и смешной. Женщины в военных формах (или в каких они там бывают формах — работники тюрем?) отдавали друг другу честь (не в прямом, конечно, смысле) и сдавали рапорты. Журналисты сразу с двух телеканалов и с одной радиостанции, завидев новое лицо, будь то тюремный повар или даже стоматолог, тут же включали свою ослепляющую аппаратуру. Пишущая же братия жалась в сторонке и хихикала. Нам нечего было включать, кроме своих диктофонов, и нечего терять, кроме того, что мы, как выяснилось, уже потеряли: Тамара Рохлина, ради которой мы все, собственно, и приехали в Можайскую колонию, отказалась от встречи с журналистами.
       «На ослабленном нерве» мы уже зеваками заглядывали в жизнь и быт колонии, понимая, что все ненужные штрихи (если они были) и все случайности (которые могли произойти) загодя и тщательно заблокированы. В поездку к Тамаре Рохлиной нас пригласил уполномоченный по правам человека РФ Олег Миронов. Был еще с нами известный адвокат Анатолий Кучерена. Вот такую делегацию (прибавьте сюда сотрудников аппарата уполномоченного и толпу журналистов) встречала Можайская колония в тот день (очень холодный и пропавший, как казалось).
       
       * * *
       Но так совпало: в распоряжении редакции оказалась копия уникального документа с круглой печатью Генеральной прокуратуры РФ. На титульном листе все, как положено: «...Следователь следственной группы Генеральной прокуратуры Российской Федерации ... в кабинете № ... при электрическом освещении и в присутствии понятых ... руководствуясь требованиями ст. ст. ... произвел осмотр видеокассеты с записью допроса подозреваемой Рохлиной Тамары Павловны 4 июля 1998 года, о чем в соответствии со ст. ... составил настоящий протокол...».
       4 июля? Генерал Рохлин был убит 3 июля 1998 года. Значит, перед нами тот самый первый и, как выразилась уже через 18 месяцев несвободы в одном из своих интервью сама Тамара Рохлина, «самый ужасный допрос».
       Не зря я все-таки, надеясь на встречу, перелопатила кипу материалов о ней. Знаю точно: протокол, о котором речь, не был опубликован, на него никто ни разу не ссылался. Но он был фундаментом бытовой версии убийства генерала.
       30 страниц печатного текста. Началу чтения мешает легкое пока еще сомнение: может быть, это фальшивка? Чья-то игра воображения или специальная стилизация под речевую характеристику героев? Но чем дальше и напряженнее вы будете пытаться продраться к смыслу изложенного разговора, тем активнее станет распрямляться и становиться все тяжелее это сомнение. Я лично дочитывала последние страницы в глубоком убеждении: такого быть не может. Точнее: не могло такого быть.
       — Могло, — сказал, взглянув по моей просьбе на эти бумаги, адвокат Тамары Рохлиной Анатолий Кучерена. — И было.
       —Тогда давайте читать вместе. Мне без комментариев специалиста просто не разобраться.
       — Да здесь и специалисту не то что разобраться, даже читать сложно. Но давайте попробуем, — согласился он.
       
       * * *
       Итак, 4 июля 1998 года. СМИ взахлеб информируют: «Вчера в своем подмосковном доме был убит депутат Госдумы, лидер ДПА генерал Рохлин». Версий — море, тон по отношению к главной обвиняемой даже у тех, кто ничуть не сомневается в ее причастности, — крайне сочувственный.
       Слово «трагедия» — лейтмотив всех информирующих: у Тамары Рохлиной была тяжелая жизнь, ее сын Игорь — инвалид детства.Как раз накануне трагедии мальчику исполнилось 14 лет. 4 июля, как следует из протокола осмотра видеокассеты с записью допроса подозреваемой, помощник генерального прокурора РФ Николай Емельянов беседует с Тамарой Рохлиной, и между ними «зафиксирован диалог следующего содержания:
       
       ... Емельянов Н.А. — Рохлиной Т.П.: Тамара Павловна, мы с вами должны вот что. У нас в соответствии с законом.
       Рохлина Т.П.: Да, да, да, это я, только я. Я расстреляла своего мужа. Расстреливайте меня
       Вопрос Емельянова Н. А. Рохлиной Т.П.: Так вы будете ждать адвоката? Тогда я могу привезти вас завтра или нам расскажете всю ситуацию без адвоката? То есть положено вас предупредить по закону и так далее. Как вы считаете?
       Рохлина Т.П.: А вы как считаете?
       Вопрос Емельянова Н.А. Рохлиной Т.П.: Я просто хочу узнать, раз уж это случилось. Ведь вывести женщину. Я тоже женат. И прекрасно понимаю, чтобы довести до этого женщину на день рождения сына, тут надо... У меня вопрос: он уже пришел пьяный?
       Ответ Рохлиной Т.П.: Мой муж должен войти в историю таким, какой он есть. Он крепок.
       Вопрос Емельянова Н. А. Рохлиной Т.П.: При чем здесь? Это медики скажут.
       Рохлина Т.П.: Мой муж.
       Вопрос Емельянова Н.А. Рохлиной Т.П.: Я знаю, сколько было у вас вина, сколько вы выпили. А мне завтра скажут, что у него 2,8 промилле. Там же, на вскрытии, все обнаружится. Я ведь положение женщины знаю. Пришел он поздно. Вы целый день готовились — раз. И зять приехал поздно, и он приехал поздно. Я на сто процентов уверен. что он был под кайфом.
       Рохлина Т.П.: У меня сильный муж. Для него, чтобы кайф поймать...
       ...Вопрос Емельянова Н.А. Рохлиной Т.П.: Кроме того, вы можете иметь адвоката. Значит, сейчас вы будете давать показания с адвокатом или без? Потому что мы все равно показания покажем адвокату и копии дадим, и видеозапись.
       Ответ Рохлиной Т.П.: Ничего я говорить не буду.
       Вопрос Емельянова Н.А. Рохлиной Т. П.: Стрелять умеете?
       Ответ Рохлиной Т.П.: Ну умею я стрелять и Балтину говорила: «Будешь обижать Ксюшку — пристрелю». Вот и тебе, корабел шепелявый, говорю. Знаете, что это значит? Для моряка это самое обидное...
       
       — Ну вот, Анатолий, я зачитала вам выдержки пока только из шести первых страниц протокола, но уже здесь видно, что подозреваемая явно не в себе. Неужели этого не чувствовал следователь? Почему он продолжал допрос?
       — Вы только прочитали протокол, но если бы еще смогли посмотреть видеокассету с этим действительно просто уникальным допросом — ясно все стало бы с первой же минуты. Там видно, в каком ужасном состоянии находилась Тамара Павловна, — перепуганная насмерть, просто почерневшая, — говорит адвокат Анатолий Кучерена. — Даже если предположить на секунду, что убийство генерала Рохлина и в самом деле совершила она, кто дал право издеваться над несчастной женщиной в первый же день после происшедшего? Ни врача, хотя там дальше отчетливо видно, как она в этом нуждалась, ни адвоката не пригласили. И ничего не делалось для того, чтобы адвокат пришел. Заметьте, ей задают этот вопрос об адвокате трижды на протяжении допроса, и она ни разу не отвечает согласием на беседу без него. Допрос, тем не менее, продолжается
       — А кто такой Балтин?
       — Да не важно это, просто несет что-то женщина, сама не отдавая себе ни в чем отчета, что-то абсолютно неадекватное вопросам. Прочтите дальше, там же даже по протоколу это видно.
       
       «...Вопрос Емельянова Н.А. Рохлиной Т.П.: Это не то. Просто, понимаете, нужно объективно разобраться во всем. Мы чувствуем, что у вас на самом деле в тот момент было сложное душевное состояние. И не один день это накапливалось — годами. Просто здесь нужно вам, я понимаю как...
       Ответ Рохлиной Т.П.: Мой муж, если мой муж, мой муж должен быть, как мой муж или оттого, чтобы детям жилось лучше, моему сыну. Виновата я и только я.
       «...Вопрос Емельянова Н.А. Рохлиной Т.П.: Нет, что было здесь, уже ничего не сделаешь. Рохлин — он уже вычеркнут из жизни, уже, чтобы там ни было, как бы там ни было, это уже в прошлом, хотя прошлое не совсем далекое. Жить вам еще не один год, и вы, извините, вам надо думать больше всего о сыне. Чтобы дать объективные действительно показания, чтобы поскорее все эти неприятности прошли и заняться сыном. Кто там зять, дочка... У них свои проблемы, а сын у вас свой. Вам надо подумать все-таки о том, чтобы, что будущее у вас есть, как бы вы сейчас...
       Ответ Рохлиной Т.П.: Молодой человек, знаете, почему я занимаюсь этими детьми? Даже при том, как я, в положении.... Меня не баловали не машинами. Самое главное качество, когда из комитета выносили, мне даже смешно стало. Ну а что выносить? Машину, что ли? Давали или еще что-то такое. Как генеральши все ездят. Я и сама за рулем. Правда, дура я, не справляюсь. Неудобно, неженская машина. До этого была «восьмерка» более или менее, но старая. Вот. И поэтому, когда они стали детьми, они вообще никому не нужны, и добиться чего-то просто...»
       
       — Похоже на бред, — продолжаю я беседу с адвокатом.
       — Конечно, бред абсолютный. Если следовать тому, что Тамара Павловна говорила позже: в дом ворвались три человека в масках, били ее, 29 синяков экспертиза установила. Били, как сообщается официально, тупым предметом, на самом деле — ногами. Ей угрожали и требовали: скажи все так, как мы тебе говорим, иначе расправимся и с сыном, и с дочерью, и с зятем. Так вот, если все было именно так, как она говорит, а потом ее куда-то привезли и допрашивают без адвоката, то что она должна была в таком состоянии думать и понимать? Она пережила только что тяжелейшее потрясение, перепугана, никому не верит. Кто эти люди, которые пытаются с ней завязать разговор? Может быть, те самые — просто теперь они сняли маски? Она их боится...
       — Я читала, что ее первый допрос проходил в комнате, увешанной какими-то дикими плакатами.
       — Ну да, «Сделал дело — слезай с тела», «Счастливые трусов не надевают». Ну и что она могла себе представить?
       — Я понимаю, она в шоке. Но почему ощущение такое, что и следователь тоже бредит? Вот послушайте:
       
       «...Вопрос Емельянова
       Н. А. Рохлиной Т. П.: Сейчас вам надо четко подумать. Избежать суда — это невозможно. Преступление — оно и есть преступление, и от этого никуда не денешься. Но совсем другое дело, вариант возможен здесь. Давайте подумаем, как это было, какие причины? Ведь здесь, понимаете, что на данный момент? Вот сейчас объективная сторона примерно известна. Да. Вы выстрелили. Сейчас все зависит от того, что вы скажете, что побудило вас это сделать. Что было основой вашего конфликта? А остальное все — пустые разговоры
       Ответ Рохлиной Т. П.: Просто выстрелила, и все.
       Вопрос Емельянова Н. А. Рохлиной Т. П.: Ну как это просто — выстрелили? Конфликт не сегодня — вчера, не вчера — позавчера. Это все доходит до последнего колена. Вы понимали, что сейчас материально все благополучно? Что все рушится мгновенно. Какие-то причины должны были быть? И вот здесь вы хорошо подумайте. Потому что это один из определенных вопросов, и определяться с ним надо с первого дня. Вот вы говорите, что он и то, и для того, и должен там остаться таким. Я уверяю вас, что жизнь такая, что пока Рохлин был интересен для всех, это не из-за того, что он хороший, плохой или еще что-то. Вот пройдет 2 месяца, и те же депутаты, и те же знакомые — все забудут, кто такой Рохлин...
       
       — Ну нет, это уже что угодно, только не бред, — комментирует адвокат Анатолий Кучерена. — Перед следователем сидит избитая, перепуганная женщина, у которой вчера был убит муж. И вот он перед ней так рассуждает — что ее муж уже вычеркнут из жизни, что депутаты уж точно все его забудут. Это такое глумление своего рода. Попытка любой ценой получить мотив. То есть много раз подряд на протяжении этого допроса она говорит: «Это я убила». Но мотива нет, ну никак он не вырисовывается — мотив.
       Кстати, она действительно очень часто повторяет, что виновата она, что это она убила. Настолько часто, что в это перестаешь верить. Любой психолог подтвердит: если человек говорит неправду и очень хочет, чтобы в нее поверили, он повторяет ее много раз, к месту и не к месту. То, что неочевидно для него самого, он повторяет неоднократно, даже если собеседник поверил ему с первого раза. Он продолжает его убеждать.
       — Но собеседник Тамары Павловны ищет мотив этой правды и не находит.
       — Угроза жизни детей — с одной стороны. Отсутствие мотива убийства — с другой. Кажется, что она силится, очень хочет, чтобы ей верили: это она убила, только она. Но она не в состоянии увидеть и принять эти грубоватые подарки — мотивы следователя.
       
       «... Вопрос Емельянова Н. А. Рохлиной Т. П.: А вот такая напряженка сколько длилась?
       Ответ Рохлиной Т. П.: Какая?
       Вопрос Емельянова Н. А. Рохлиной Т. П.: Ну какая напряженка. Напряженные отношения. Вы ведь женщина, пишете стихи, читаете много, натура у вас такая... Какие-то напряженные отношения у вас были?
       Ответ Рохлиной Т. П.: Может, и были, я не помню.
       «...Вопрос Емельянова Н.А. Рохлиной Т.П.: Ну а что самое главное? Что, он к сыну безразлично относился? Он каждый раз после работы домой приезжал или жил отдельно на квартире?
       Ответ Рохлиной Т.П.: Нет, приезжал. Не знаю, как он не приедет...».
       
       
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ
       От уполномоченного по правам человека РФ Олега Миронова:
       — Я объявлял через СМИ, что если суд второй инстанции подтвердит обвинительный приговор в отношении Тамары Рохлиной, то я обращусь к президенту страны с просьбой о помиловании. Но чтобы обращаться с такой просьбой, нужно иметь согласие самой Рохлиной, так как помилование — это признание вины и освобождение от ответственности. Для ответа на вопрос мы специально посетили Тамару Рохлину в Можайской колонии. Она от такого предложения отказалась. Не помилования она ждет, а оправдательного приговора, так как говорит: она преступления не совершала и не могла его совершить.
       От адвоката Анатолия Кучерены:
       — 19 томов бытового убийства. Если у вас есть знакомые в следственных органах, то, пожалуйста, поинтересуйтесь, возможно ли такое, есть ли на их памяти аналоги? Дело Тамары Рохлиной состоит из 19 томов.
       Если у вас есть знакомые юристы, спросите у них: слышали ли они, чтобы где-нибудь когда-нибудь суд второй инстанции приговорил виновного за убийство к четырем годам наказания в колонии общего режима, если приговор первого суда — восемь лет строгого режима? Имеет ли вообще право на жизнь такой приговор и на какие он наводит размышления? Естественно, я сейчас говорю о тех сроках, которые были назначены Тамаре Рохлиной. О приговорах, которые выносятся, заметьте, именем Российской Федерации, а вовсе не именем Генеральной прокуратуры и тем более не именем следователей Емельянова, Соловьева, Индюкова...
       От психолога Галины Багаевой:
       — Отцы обычно покидают семьи, где дети в связи с серьезными заболеваниями сильно отстают по умственному развитию от своих сверстников. Так устроено большинство мужчин — увы, физические дефекты своего потомства они воспринимают как собственное глубокое унижение. Но если в первые годы жизни такого ребенка отец не покинул семью, он, как правило, не делает этого уже никогда. В таких семьях между супругами складываются в итоге самые теплые и дружеские отношения взаимопомощи. Общая беда и общая цель сильно объединяют.
       От автора:
       — Я устала себе представлять, как женщина в состоянии аффекта дожидается, когда человек, вызвавший это состояние, крепко уснет и только тогда, продолжая находиться в состоянии аффекта, стреляет и попадает в висок недрогнувшей рукой киллера.
       ...На празднование 14-летия сына Игоря Лев Рохлин действительно опоздал — за стол сели только в 12-м часу ночи. Свидетели (их семь или восемь человек) утверждают, что Тамара Рохлина не только не высказала упрека супругу, но искренне радовалась тому, что он все-таки успел, несмотря на заседание в Думе. Он поднимал тост за жену, говорил много добрых и приятных слов... Говорят, он так долго и красиво никогда не объяснялся на людях жене в своих симпатиях. Прощался?
       «...Вопрос Емельянова Н. А. Рохлиной
       Т. П.: Семейное положение сейчас? Вдова, да? ...Где вы работаете?
       Ответ Рохлиной Т. П.: У меня мальчик — инвалид 1-й группы. С года за ним ухаживаю. ... Мне говорили: читать не будет, писать не будет. У меня читает, пишет мальчик. На гитаре играет, компьютер дома....»
       ПРОСТО ИНФОРМАЦИЯ
       Седьмой отряд в Можайской колонии поднимается на работу затемно — в пять утра. Тамара Рохлина клеит целлофановые пакетики.
       Сын Игорь, которому уже 16, находится в психиатрической больнице...
       
       Галина МУРСАЛИЕВА
       
01.02.2001
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды


№ 7
1 февраля 2001 г.

 Обстоятельства
19 томов Тамары Рохлиной
Премьер завинчивает гайки. Чтобы сухогрузы не болтались без дела
Шмон с человеческим лицом. Искусство ограбления в правовом поле
 Подробности
Мы еще есть!
Очередные задачки власти
 Специальный репортаж
Попутка в никуда. Эту историю следовало бы назвать «Говновозка». Настолько омерзительны обстоятельства и итоги
 Общество
Лотерея как угроза национальной безопасности
Принцип датский. Тюрьма, где не бьют и уважают заключенных
 Наши даты
Умер Вадим Тонков
 Четвертая власть
5.000 долларов за поступок
Объявлены лауреаты премии Союза журналистов России
В Ростове падают каштаны… и снимают сериалы
 Инострания
Давос, лыжню!
 Сюжеты
1000 и одна ночь в отделении интенсивной терапии
Снято! И мы несемся за министерскими кортежами, чтобы первыми выйти в эфир. К счастью, есть жертвы!
Медный лоб товарища Сталина. Кадровая ошибка киномеханика Берии
 Библиотека
Лилия Гущина. Она ему годится в матери
 Культурный слой
Пристрастия Александра Татарского
Эмир и его No Smokign Orchestra
Площадной театр
Объективная Москва
Инна Желанная: Хочется петь о своем творчестве
Поэтическая формула космоса
 Информация
Вниманию читателей!


   

№ 6
29 января 2001 г.

 Обстоятельства
Отношения Вяхирева с родней нуждаются в аудите
Шабашка при правительстве
Ксерокопия Бородина
Остыньте, нас никто не испугался
Лев прыгнул в XXI век. Уже в погонах
Если Бородин - важная птица, его окольцуют
 Подробности
В России будет вице-президент?
Преемник готовит преемников?
ЧК - чисто конкретно?
Чечня в откате
После похищения Кеннета Глака «Наши ребята» жестоко избили чеченских журналистов
Великий почин
Останется ли Дрон в Париже?
 Реакция
А был ли счет № 35877?
Держите ответ
Химия и жизнь
 Власть и люди
Необходим гражданский контроль за спецслужбами. Срочно
Дышло в надежных руках
Дело смертника Михайлова
Горячая субмарина. Подводники - Приморью
 Власть и деньги
Цена порядочности - 200.200.200 долларов
Обогащенные ураном
 Общество
Федеральные ямы
 Наши даты
Наградной отдел
Однажды ГПУ явилося к Эзопу…
 После выборов
Тур де рус. По маршрутам президента можно определить линию внешней политики. Хотя она внутренняя, да и не политика
 Четвертая власть
«Моя семья» разродилась. Поправками к закону «О СМИ»
Теленовости от…
ТВ в клеточку
Знает и молчит?
Энтевэшный народ
Телезритель недели: Алексей Баталов
 Регионы
Лампочкеа Наздрата
 Свидание
Борис Хмельницкий: Почаще сидите за столом с умными людьми…
 Спорт
Кто покупает ЦСКА?
 Культурный слой
Возвращение «Иванова», или потомки именинников
Дом, где трагедии желанны
Скрипичные вечера
Коппелиус, черт из «Табакерки»
Ревнитель прошлой славы
Питерский москвич
Андрей Чернов. Стихи

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100