NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПИТЕРСКИЙ МОСКВИЧ
       
       
Как неслучайно, что в мандельштамовских знаменитых стихах сперва: «...рыбий жир ленинградских речных фонарей», а уж потом: «Петербург! Я еще не хочу умирать...» Расставание с городом и жизнью начинается тут, но продолжается там, идет в глубь истории... С чего, однако, это припомнилось при чтении книги Андрея Чернова «Нежилой фонд»?
       Чернов — ленинградец, питерец. По старой прописке и, вероятно, всегдашней приписанности. Иногда, кажется, едва не чрезмерной: «кулер локаль», «гений места» дают о себе знать не только топографией-топонимикой, но даже теми реалиями, которым пора бы и позабыться, вплоть до невзоровских «600 секунд». И все же я (не как москвич, а как «просто» читатель) не отдал бы Чернова Питеру. Тем более Ленинграду. И не потому лишь, что он начисто лишен черты, столь неприятной у многих питерских стихотворцев (никого поименно не называю — оцените мою деликатность), с провинциальной, увы, закомплексованностью настаивающих на своей отдельности. Сводящих в одно несходящиеся концы — от Ахматовой до Бродского, поэтически ей решительно противостоящего.
       Выражаясь абстрактно и потому несколько пышновато, родина Андрея Чернова — русская культура, которая не тащит принадлежащее ей имущество в свой угол, отчего и неспособна утешаться малыми собственническими радостями, подсчетом местных, частных побед. Кризис — так кризис, провал — так провал, ощущаемые со всеми и за всех. «Нету их — и все разрешено», вспомнит Чернов зацитированное самойловское, беспощадно продолжив: «Когда уйдут и эти, /последние, когда /в провал тысячелетий /затянется вода...» И нарисует свой культурный апокалипсис: «Столетья антитезы, /чреда великих войн, /стальных машин протезы, /их рев, и вой, и вонь, /трехмерная опока, /заштатные места, /ни пылкого Пророка, /ни кроткого Христа...»
       Естественно, что на фоне эпохи, которую, глядишь, грядущий историк оценит так:
       «—Была литература. /Что толку, что была?», поэту, совесть имущему, не обойтись без самоуничижения. Личного и поколенческого — перед лицом предшественников: «...Мы вошли за ними, ни стыда, /Ни иллюзий не перенимая. ...И теперь их песенки поем, /Потому что новых не сложили».
       В чем дело? (Не говоря о том, о чем сказано: о культурном пространстве, на коем не спрячешься в личный угол от мировых сквозняков.) Ответ в стихотворении, где речь и память о еще застигнутых в этой жизни обломках Серебряного века: «...Два старика да полторы старухи /хранили жар великих мертвецов. ...И я стучался — чуткий, словно тать. /О, это как чесотка, как проказа — /Истлевшими программками шуршать, /Вкушать вино, незримое для глаза. /...Я приходил не слушать, а дышать».
       Вот! Тоска по былой культуре, откуда такая суровость к нынешней, — это возможность дышать и жить. Все-таки чувствуя себя продолжением — даже через провал, даже в самом провале.
       Не оставляя высокий штиль, отчасти спровоцированный поэзией Чернова, скажу: его муза опасно образованна. (Опасность нешуточная, ежели вспомнить, кто щеголял в стихах эрудицией — литературный аристократ Блок или выскочка Северянин.) И безбоязненно умна (опять же вспомнив пушкинское предостережение Вяземскому насчет того, что поэзии надлежит быть глуповатой).
       И если то и другое здесь не во вред, а на пользу, то первопричиной — та самая тоска, возвышающая даже посредством уничижения.
       
       Станислав РАССАДИН
       
29.01.2001
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды


№ 6
29 января 2001 г.

 Обстоятельства
Отношения Вяхирева с родней нуждаются в аудите
Шабашка при правительстве
Ксерокопия Бородина
Остыньте, нас никто не испугался
Лев прыгнул в XXI век. Уже в погонах
Если Бородин - важная птица, его окольцуют
 Подробности
В России будет вице-президент?
Преемник готовит преемников?
ЧК - чисто конкретно?
Чечня в откате
После похищения Кеннета Глака «Наши ребята» жестоко избили чеченских журналистов
Великий почин
Останется ли Дрон в Париже?
 Реакция
А был ли счет № 35877?
Держите ответ
Химия и жизнь
 Власть и люди
Необходим гражданский контроль за спецслужбами. Срочно
Дышло в надежных руках
Дело смертника Михайлова
Горячая субмарина. Подводники - Приморью
 Власть и деньги
Цена порядочности - 200.200.200 долларов
Обогащенные ураном
 Общество
Федеральные ямы
 Наши даты
Наградной отдел
Однажды ГПУ явилося к Эзопу…
 После выборов
Тур де рус. По маршрутам президента можно определить линию внешней политики. Хотя она внутренняя, да и не политика
 Четвертая власть
«Моя семья» разродилась. Поправками к закону «О СМИ»
Теленовости от…
ТВ в клеточку
Знает и молчит?
Энтевэшный народ
Телезритель недели: Алексей Баталов
 Регионы
Лампочкеа Наздрата
 Свидание
Борис Хмельницкий: Почаще сидите за столом с умными людьми…
 Спорт
Кто покупает ЦСКА?
 Культурный слой
Возвращение «Иванова», или потомки именинников
Дом, где трагедии желанны
Скрипичные вечера
Коппелиус, черт из «Табакерки»
Ревнитель прошлой славы
Питерский москвич
Андрей Чернов. Стихи


   

№ 5
25 января 2001 г.

 Обстоятельства
Тятя, тятя, наши дети… уже студенты
Протокольное поручение. Без комментария
Химический захват. Кому нужен «Фосфор»?
 Подробности
А нужен ли Бородин цвейцарцам?
 Власть и люди
Губернаторская любовь к электричеству. «Генерал Мороз» усугубил конфликт вокруг рубильника
 Четвертая власть
Кто счастливчик?
Неправильный на 80 процентов! Пока поздняя пташка глазки протрет, ранняя пташка уже пиво пьет
Музыка для русских
 Точка зрения
Love me, тендер! Экономический взгляд на основной инстинкт с позиции конкурсных аукционов
Китайское - это точно не российское. И не отличное
 Сюжеты
Метод пробок и ошибок
Который свет тот? Кто тень бросает, тот еще живой
Это не морщины, сопляки. Это шрамы
Любовь похожая на SOS. Наши корреспонденты прошли испытание браком
Единственная - мое любимое число
До первой любви нельзя. Ждем-с…
Любите как в последний день. О тех, кто в гробу видал все споры
Контрольная в голову. От нашего бытия вашему сознанию
 Библиотека
Ловец. Андрей Бычков
 Культурный слой
Так начинают жить стихом
Красное и черное, или монумент падшим ангелам
Холодные-горячие времена
Наши в городе: «Вопли Видоплясова»
Современная музыка: уши те же. Да и лапша тоже
Включите ваши магнитофоны
 Власть и люди
Горбачев-фонд, Клуб Раисы Максимовны и «Новая газета» проводят конференцию, посвященную проблемам реформы школьного образования

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100