NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

Лев ДУРОВ:
ОДНАЖДЫ Я БЫЛ МИКОЯНОМ, А ПОТОМ МЕНЯ ЛИШИЛИ «ОСКАРА»
       

  
       1978 год. Эдинбургский фестиваль искусств. Московский Театр на Малой Бронной привез спектакль Анатолия Эфроса «Женитьба». На следующее утро газеты писали примерно следующее: «Пьесу Гоголя стоит смотреть хотя бы потому, что в ней занят трагический клоун Лев Дуров». Этим неофициальным званием артист дорожит больше, чем казенными «заслуженный» и «народный». Трагический клоун — точнее не скажешь.
       Когда-то давно Лев Дуров определил свою тему так: протест маленького человека против понятия «маленький человек»...
       
       — Вы разрываетесь между Москвой и Питером. Съемки?
       — Я снимаюсь сейчас у Виктора Сергеева в сериале «Бандитский Петербург». Играю киллера... Да-да, киллера. Хотя мой герой становится киллером случайно. Его отовсюду выкинули, он никому не был нужен. А потом он «влип». И чувствует себя очень неуверенно. Он понимает: его профессия — его трагедия.
       — Оправдываете своего героя?
       — Что вы! Никакое убийство нельзя оправдать. Но теперь про киллеров даже анекдоты сочиняют. Знаете? 31 декабря. Звонок в дверь. На пороге — Дед Мороз: «С Новым го...» Выстрел. Дед Мороз падает. Позади стоит человек с винтовкой: «Деда Мороза заказывали?»
       — Мы перестали бояться...
       — Мы привыкли, и это ужасно. Когда-то наемные убийцы наводили ужас. Вспомните ландскнехтов или латышских стрелков. Вот со мной в Латвии случилась история. Русских в Прибалтике, как известно, считают оккупантами. А мы снимали кино. И однажды на съемочную площадку заявились крепкие поддатые ребята. И как поперли на нашу бригаду. Я не мог не вмешаться. «Слушайте, — спрашиваю их, — у меня есть автомат? Нет? Что вы прете?! Я приехал снимать кино! Я приехал к вам в гости! А если вы имеете претензии к русским, скажите спасибо своим прадедушкам!» Здоровяки опешили: «При чем тут прадедушки?» А я свое: «Да-да, прадедушкам, тем самым латышским стрелкам, которые буквально спасли советскую власть от разгрома. Что вы ко мне цепляетесь, когда во всем виноваты латышские стрелки — ваши прадедушки». Ребята вначале жутко растерялись, потом расхохотались. И стали нашими друзьями. В жизни много гадости и мерзости, но это вовсе не значит, что мы должны равнодушно проходить мимо. А мы постепенно становимся пассивными. Вот в 1991 году я отстоял у Белого дома ночь. Я тогда не раздумывал. Я чувствовал: возвращается что-то, против чего я был всю жизнь.
       — А сейчас у вас такого ощущения нет?
       — Нет. Наша свобода, возможно, иллюзорна, но она есть. Может ли все вернуться? Может. Посмотрите мой спектакль «Жиды города Питера» по пьесе Вайнеров. Я не ставлю точку — в конце снова мигалки. Но надеюсь, до реставрации советского строя дело не дойдет, люди поумнели.
       Я не понимаю, ради чего люди стремятся в политику. В фильме «Серые волки» я играл Микояна. На все время съемок стал «хозяином» его дома в Пицунде. И постоянно удивлялся: «Это они так жили?! Ради чего?!» Это же не дом — гостиница, полный джентльменский набор: люстры хрустальные чешские, мебель инкрустированная индийская. Кругом — охрана. Слышу однажды, один охранник по рации другому передает: «Объект № 1 пошел в туалет». Я вздрогнул: в сортир-то шел я. И я для них был объектом № 1! И, повинуясь условному рефлексу, они следили за мной, как следили бы за Микояном. Я вышел из уборной, подошел к охраннику и говорю: «Скажи своим — объект номер один пописал».
       — В кино вашим «крестным» стал Михаил Ромм. Как состоялось знакомство?
       — В кино и театр я пришел одновременно — в 1954 году. Я попал на орбиту полуцветных, полухудожественных, полумузыкальных фильмов. Был помощником экскаваторщика в картине «Доброе утро», потом помощником комбайнера в «Госте с Кубани». В кино на тебя сразу ставят штемпель: Дуров — амплуа такое-то. И ни один серьезный режиссер тебя не пригласит. И вдруг мне звонят с «Мосфильма»: с вами хочет познакомиться Михаил Ильич Ромм.
       Приезжаю. За декорациями знакомые голоса. Выбегает Михаил Ильич, смотрит на меня, спотыкается и говорит: «Ой, мне нужно мурло, а Левочка такой симпатичный!» Тут из-за декораций вылетает мой учитель по Школе-студии МХАТ Сергей Капитонович Блинников: «Какое мурло, Миша? Смотри, какой красавец, я его за красоту на курсе и держал». «Вот и я говорю, красавец! — соглашается Ромм. — А мне нужно мурло». Блинников без паузы: «Красавец?! Ты что, не видишь, какой он страшный! За мурло я его на курсе и держал!» Я стою, краснею, собираюсь уходить. И тут раздается голос Леши Баталова: «Стоп, хватит. Левочка, ты утвержден». Ромм спорить не стал: «Ну что же, раз они говорят, что вы утверждены, куда же мне деваться?» Так я попал в картину «Девять дней одного года» и с тех пор стал сниматься в настоящем кино. Я мечтал работать с Тарковским, с Иоселиани. Но с Тарковским мы только на радио делали передачу. Иоселиани тоже как-то не вспомнил обо мне...
       — Неужели единственный режиссер, с которым у вас оказалась «одна группа крови», — Анатолий Эфрос?
       — Да, только Эфрос. Видите ли, когда работаешь с гением, потом трудно переключаться на иное. Я никогда не кичился тем, что играл у Анатолия Васильевича, нет, я всегда стараюсь работать спокойно. Знаете, я только однажды нахамил режиссеру. Снимали картину на производственную тему. Репетировали сцену в цехе, где прокатывают железнодорожные колеса. Вообразите себе, первое отполированное колесо летит через цех. Развевается красный флаг. Массовка замерла на станках. Я — главный инженер завода — подхожу к этому колесу, и... «Дуров! — орет в рупор режиссер. — Обними колесо и поцелуй его во втулку!» Я на секунду представил себе эту идиотскую картину — как я лобызаю колесо. Взвился. И крикнул режиссеру в ответ: «Валера, подойди ко мне! Я спущу штаны, и ты меня поцелуешь! А потом я поцелую втулку!» Массовка — в обморок. Режиссер объявил перерыв. Конечно, я потом извинился, и мы помирились. Тем не менее после картины я редко оставался в дружбе с режиссерами. Мне всегда казалось, что я их этой дружбой обязываю. Что раз я им друг, они должны меня приглашать в свои фильмы. А у них может быть свой расклад. Мы же, актеры, роли не выбираем, нам их дают. А вот когда ты получаешь роль, ее надо постараться сделать интересной...
       — Как вы этого достигаете?
       — Даже в самой комической роли я ищу драму. Образ моего героя может быть трагичным и комичным одновременно. Вспомните, в старых фильмах, которые мы так любим сейчас пересматривать, герой либо плохой, либо хороший. Я же старался находить разные грани. Думаю, что впервые мне это удалось в фильме «Семнадцать мгновений весны». Я играл отвратительного персонажа — провокатора Клауса. В сценарии Штирлиц спрашивает его: «Вы не пробовали писать?» И тот неуверенно, через паузу отвечает: «Нет». Я подумал: конечно же, Клаус мечтал стать писателем, но у него не хватило таланта. Его не признали. И теперь он мстит. Он становится творцом провокации, ее поэтом...
       — Реальных людей вы тоже видите насквозь?
       — В Израиле во время съемок «Мастера и Маргариты» случилась смешная история. Мы снимали сцену в пустыне, у самой иорданской границы. И вдруг появляется огромный военный вертолет и ну кружить над нами. А минут через двадцать съемочную площадку оцепляют джипы, выскакивают военные. Начинают выяснять, кто мы такие, переговариваются с нашими израильскими коллегами на иврите. А я своим и говорю: «Ребята, вон тот офицер — точно из советских. Плохой я артист, никакой не психолог, если не угадал». Подхожу тихонечко к офицеру со спины и спрашиваю: «Какой год служишь?» А он без запинки: «Третий». И только тут обернулся: «Ну, Дуров, как ты меня расколол! Может, и чин назовешь?» «Майор, — отвечаю. — И у нас служил майором». Глаза у офицера от удивления стали квадратные. А все дело в том, что только наш офицер может стоять навытяжку перед расхлябанным израильским солдатом.
       — Ваша творческая судьба складывалась счастливо? Или все равно были несыгранные роли, сокращенные при монтаже, но дорогие сердцу эпизоды?
       — Как их много, этих моментов! Даже смешно. Недавно в фильме Мельникова «Луной был полон сад...» я играл роль Григория Петровича, мужа Веры (Зинаида Шарко). Сюжет — любовный треугольник, но история эта случается с пожилыми уже людьми. В сценарии был эпизод: я стою в коридоре, под вешалкой. И рассказываю сыну по телефону: «У мамы появился другой человек, я видел его, я знаю, это правда!» И кажется, что я безудержно хохочу, но по лицу у меня текут слезы. Вся группа аплодировала. А Сергей Жигунов (продюсер. — А. Г.) встретил и говорит: «Лев Константинович, ваша сцена под вешалкой достойна «Оскара».
       И вот приезжаю на озвучание. Эпизода нет! И я говорю Мельникову полушутя: «Ну и что, где мой «Оскар»? Где моя сцена под вешалкой?» А он в ответ: «В картине столько сантиментов, что я ее выбросил». Честное слово, у меня сердце екнуло. А потом посмотрел фильм — смирился. Зачем нужен эпизод, который не укладывается в картину? Только чтобы показать, как Дуров может сыграть? Его и сократили. Правильно? Правильно. Обидно? Обидно. «Оскара» лишили...
       — Фильм тем не менее потрясающий.
       — Когда-то мы играли спектакль «Брат Алеша» по Достоевскому. В один из вечеров в театр пришел Бондарчук. Когда по окончании спектакля он поднялся в гримуборную, он был весь сбитый. Сел на стул. Долго молчал. А потом произнес: «Спектакль потрясающий, но, братцы, нельзя же так: воткнуть нож и держать. Дайте зрителям выдохнуть».
       И ушел. А я понял: когда человек постоянно живет в напряжении, ему нужна разрядка, но «выдохнуть» он должен на чем-то высоком, красивом, истинном. Мне показалось, что «Луной был полон сад...» выгодно отличается от многих нынешних фильмов, полных жестокости, крови и насилия. Мельников — тонкий режиссер. Он всегда снимает про людей, про их чувства. Вот в одной газете я прочел рецензию: за что, мол, выдвинули «Луной был полон сад...» на ММКФ? Что в нем особенного? Ну переживания, терзания, треугольник любовный... Критиков интересуют режиссерские ходы, кинопостроения... А меня всю жизнь интересовало только одно — вот эта вязь между людьми, любовь, верность...
       — В кино и театре вы создали замечательные образы: Трубача в «Егоре Булычове», Гели Гея в пьесе Брехта «Что тот солдат, что этот», Вилли Кларка в «Весельчаках» Саймона, капитана Снегирева в «Брате Алеше». Но вы ведь еще и режиссер. Что вас заставило заняться режиссурой?
       — Я много лет ходил в подмастерьях у Анатолия Васильевича Эфроса. Потом было два спектакля, когда на афишах значилось: «Постановка Эфроса — Дурова». Щедрый жест мастера в мой адрес. Моим режиссерским дебютом стал спектакль «Занавески» — первая правдивая пьеса о деревне. Все там было: пьянство, насилие, самоубийство. Конечно же, спектакль пытались закрыть. Но я мальчик тоже не простой, я стоял на своем: дайте мне приказ — тогда я закрою спектакль. А что такое приказ? Это документ. Директору было велено спустить все на тормозах. И мы, пользуясь этим, продолжали «Занавески» тихонько играть. А некоторое время спустя в театр пришел человек — небольшого роста, очень симпатичный. Посмотрел наш спектакль и говорит: «Конечно, вы сыплете соль на раны. Но мне пьеса очень понравилась. Я взволнован. От моего мнения мало что зависит, но я доложу». И ушел. Оказалось, это был Александров — помощник Брежнева. Судьба спектакля была решена положительно.
       — Что воспитало в вас такой несгибаемый характер?
       — Несгибаемый? Хотя правда. Думаю, это оттого, что я ни на кого никогда не надеялся. Только на себя. И ни у кого ничего никогда не просил. Я понимаю: «Никто не даст нам избавленья: ни Бог, ни царь и ни герой». Это очень хорошие слова.
       
       Беседовала Алсу ГУЗАИРОВА
       
22.01.2001
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды


№ 4
22 января 2001 г.

 Обстоятельства
1.000.000 долларов для генерала с Лубянки
Тед Тернер: я жду ответа президента Владимира Путина
Герои находят награды
Позор не стоит 3.000.000 долларов
 Подробности
Неизвестные подробности задержания Павла Бородина
«Сдача» Павла Бородина была запланирована в Кремле?
«Принять особые меры предосторожности»
О борцах с капитализмом в России
 Расследования
Какое оружие применяется в Чечне? Вполне возможно, как и на Балканах, там использовались боеприпасы с обедненным ураном
 Власть и люди
Назначение прокуроров производится только с разрешения ЦК ВКП(б)
 Власть и деньги
«Дочки» и сынки «Газпорма»
Менеджеры творят беспредел
Счет № 35877 гражданина с паспортом № 0000001. Загадочный фонд создан чиновниками президента Казахстана
 Общество
Акция помощи детям Чечни
Убийство или казнь? Год после трагедии в чеченском селе. Расследование заморожено
 Наши даты
Осипу Мандельштаму - 110 лет
 Геополитика
Те же. Но без Сталина. Спор Грефа и Илларионова почти полностью повторяет столкновение Бухарин - Троцкий
 Навстречу выборам
«Ищу руководящую работу». Как ни странно, но в Петербурге вновь началась предвыборная кампания
 Четвертая власть
Признания проигравшего
Новости от…
Чтоб за нами так следили!
Торт «Останкинский» специально для «душечки». Телезритель недели - Марк Розовский
Поющие головы RenTV. Профессору Доуэлю и не снилось
 Регионы
Колбаса из крокодила Гены
Точка замерзания совести. Репортаж из темной и холодной квартиры
Государство остается без магнитки? Олигархи заняты дележом акций легендарного металлургического комбината
В Костроме наркоманов будут расстреливать без суда и следствия?
Адмирал опроверг «Вашингтон пост»
Аман Тулеев выводит бригаду из Чечни
Чукотка. Люди из зоны потерянного времени
 Точка зрения
Обязательное страхование взяток?
Основа надежд кредиторов пятой очереди «Инкомбанка»
 Наука
Закон генома. Он позволяет создать уникальные лекарства. Но чиновники, как всегда, против
Аттестат равных возможностей. Министерсво образования дало единому экзамену эксперементальную путевку в жизнь
 Свидание
Лев Дуров: однажды я был Микояном, а потом меня лишили «Оскара»
 Сюжеты
Сергей Юрский. Независимое расследование
Неизвестный Маслов. Хроника кругосветного путешествия в частушках и объяснительных
 Спорт
Можно бить по воротам, но проще - судью. Футбольным арбитрам могут помочь только силовые структуры государства
 Культурный слой
Сергей Чудаков - московский плут из магаданских лагерей
Дмитрий Крымов. Карнавал без масок
 Власть и люди
Горбачев-фонд, Клуб Раисы Максимовны и «Новая газета» проводят конференцию, посвященную проблемам реформы школьного образования


   

№ 3
18 января 2001 г.

 Обстоятельства
Лимита спасет мир. Особенности национальной охоты за «Мостом»
Сколько стоит буханка хлеба, проезд в метро и телефон?
 Подробности
«Медиа-мост»? Cудить и расстрелять
Кто похитил Кеннета Глака?
Власть бросили через бедро
 Власть и люди
Ошибки президента. В россии больше нет дурной власти, а есть масса дурных политических решений
Скандал среди удмуртских «Медведей»
Партия - наш флюгер. КПРФ уверена, что указывает направление ветру
 Специальный репортаж
Станет ли мятежный полковник президентом? Над Таджикистаном безоблачное небо?
 Общество
Мифы демографии: что такое нежеланные дети?
 Геополитика
Епиходов Приморья. Мечта Ленина, чтобы кухарка управляла государством, осуществилась!
 Четвертая власть
Как из «мыла» сделать конфетку? Александр Митта: Хотел, чтобы мой сериал захватил жену больше бразильского
 Регионы
Гимн за сто окладов
Великое совершенство в Кисилевске
Ученье - свет. Неученье - зона
 Библиотека
Михаил Веллер. Записки лейтенанта Беспятых
 Культурный слой
Роберт Олтмен и его женщины
Пелвин и Маковецкий в ролях Карика и Вали
Александр Глезер заново осваивает Москву
Можно быть сильной, но нужно быть слабой… Женский рок «Ночных снайперов»
Кино будет? В 2000 году в России вновь снято почти 60 фильмов

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100