NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

МОЖНО БИТЬ ПО ВОРОТАМ, НО ПРОЩЕ — СУДЬЮ
«Я думаю, футбольным арбитрам могут помочь только силовые структуры государства»
       

  
       В декабре прошлого года «Новая газета» опубликовала монолог арбитра, который в прошлом сезоне обслуживал матчи высшей лиги чемпионата России по футболу. Он рассказал нам о «тонкостях» судейской работы: как и почему арбитрам угрожают физической расправой, почему судьи нанимают бандитов, чтобы те сопровождали их в командировках, какие клубы и когда покупали игры, почему судьям не платили зарплату и о методах, при помощи которых можно «убить» команду. Сказал он и о том, что сложнее всего судить матчи в Москве.
       После публикации мы разослали факсы во все столичные клубы высшей лиги с просьбой о комментариях. Первым позвонил президент и главный тренер московского «Спартака» Олег Романцев. Перед Новым годом, 28 декабря. Сказал, что готов встретиться и поговорить
       
       — Олег Иванович, откровенно говоря, мы приятно удивлены тем, что именно вы откликнулись первым. Вашего интервью ждут все газеты, но вот ведь факт: по итогам года штрафов ПФЛ (Профессиональная футбольная лига. — Ред.) за неявки на послематчевые пресс-конференции больше всех выплатили именно вы. Что вас не устраивает? Вы не любите журналистов, вам надоело отвечать на одни и те же вопросы или, может быть, вы не хотите обсуждать что-то конкретное, допустим, судейство?
       — Единственные, кого в этом плане не обижал и не хочу обидеть, так это журналисты. Я и в раздевалку вас пускаю, и встречаюсь где угодно — на базе, в клубе, после игры, причем все это независимо от того, проиграли мы или нет. За прошлый год я дал 92 пресс-конференции, а всего из-за пяти–семи неявок уже заслужил вот какую репутацию. Хотя, помимо всех этих пресс-конференций, я даже и не знаю, сколько было интервью.
       Но насчет послематчевых пресс-конференций существует моя принципиальная позиция, и я не обязан ходить на них. Объясню, почему.
       После и перед матчами сборной на Кубок России, игрой команды в Еврокубках мы должны проводить их — это оговорено. Но в Еврокубках мы зарабатываем деньги, а ПФЛ, наоборот, мы еще и платим так называемый вступительный взнос.
       Я советовался с юристами — нигде не сказано, что именно главный тренер должен после игры отвечать перед журналистами. Вообще-то я — свободный гражданин. Я работаю в футбольном клубе «Спартак», а не в ПФЛ. А они стали выступать в роли диктатора. Это неправильно.
       Иногда, я скажу вам честно, мне бывает стыдно за игру, и любые слова могут показаться оправданием. А оправдываться не хочется. Из уважения к журналистам в том числе.
       Порой сразу после игры надо что-то сказать футболистам. Завтра, через час или два уже будет не остро, не злободневно. Они не так воспримут.
       И еще: знаете, я человек все-таки. У меня что-то в прошлом году после серьезных игр стала сильно схватывать спина. Я как-то даже сказал Толстых: если бы юридически я должен был ходить, то пришлось бы брать иногда справки: чтобы ни по какому КЗОТу ко мне не могли прицепиться.
       — А коллеги-тренеры не обижаются? С одной стороны, первое лицо, а с другой…
       — Помню, мы выиграли в прошлом году у «Динамо» 4:2. Очень интересная игра, сложная — у меня снова схватило спину. Я подошел в коридоре к Газзаеву и говорю: «Валера, не обидишься — что-то мне плохо». — «Да, конечно, Олег, какие могут быть разговоры». Да вы спросите у моих коллег — никто на меня не в обиде. Я после любого исхода матча подхожу к тренерам и благодарю за игру. И сам к ним претензий не имею. Я надеюсь, вопрос исчерпан?
       — По-моему, более чем. Но знаете, не верится, что конфликтов с журналистами у вас нет или не было.
       — Конечно, были. Больше всего мне запомнился неприятный эпизод, «героями» которого стали Николай Старостин, тогда еще игрок волгоградского «Ротора» Владимир Нидергаус и я.
       До нашей игры в Москве с «Ротором» в одной газете вышло интервью с Нидергаусом, в котором говорилось: якобы за некоторое время до игры мы с Николаем Петровичем предлагали ему перейти в «Спартак». Я действительно приглашал Володю к нам, но это же было еще раньше, во время его выступления за алма-атинский «Кайрат». И никогда из своих принципиальных этических соображений мы со Старостиным не стали бы говорить о переходе игрока до игры.
       Я очень обиделся на Володю.
       Когда мы приехали во втором туре в Волгоград, он пришел ко мне в номер гостиницы и стал объяснять, что ничего такого не говорил и сам шокирован этим интервью. И я ему поверил.
       Приехал в Москву, позвонил главному редактору этого издания. В итоге оказалось, что корреспондент сам все выдумал. Его потом уволили.
       Иногда доверяешь людям, а они тебя обманывают. Вот ваш главный редактор не будет же мне звонить и спрашивать: «Был у Романцева Муртазаев?» Он уверен в своих людях.
       А с той газетой у нас сейчас нормальные отношения, я не буду ее называть, ладно?
       — Вообще часто приходится сталкиваться с использованием имени вашей команды для раскрутки игроков? Ведь, выражаясь современным языком, «Спартак» — неплохой прием для пиара.
       — Не часто, но приходится.
       — Скажите, а вот все эти аршинные заголовки: «Спартак» — третий в мире», «Титов — лучший игрок Восточной Европы». ... Мне кажется, что могут быть и негативные моменты в таких похвалах.
       — Это аванс болельщиков, который надо оправдывать.
       — Олег Иванович, но ведь журналистика довольно естественный процесс — раньше изданий было меньше, профессионализма больше. Теперь уровень упал, если хотите, пропорционально уровню национального чемпионата. Я знаю очень много игроков и тренеров, которые обозлены на репортеров и издания за подобные «выходки».
       — Мне очень нравятся современные журналисты — они другие. Мне интересно, как и что они думают. Но я очень хочу, чтобы журналисты всегда говорили: это мое мнение. Очень много болельщиков, воспитанных еще на старой советской прессе, они до сих пор уверены: написали в газете, сказали по телевизору — значит, это правда.
       Появились оценки игроков после матча — это ново, интересно. Раньше этого и представить было нельзя. Но это тоже частное мнение.
       Помню, мы играли важную игру отборочного цикла в Салониках с греками, причем на этом стадионе греки никогда не проигрывали. Мы победили со счетом 3:0. А нам комментатор в конце репортажа обронил фразу: «Да, результат, конечно, хороший, но вот игра...».
       Я, конечно, понимаю, что это идеально — за девяносто минут игры все время отнимать мяч и атаковать, заканчивая свои действия логическими голами. Я тоже хочу выигрывать каждый матч 40:0!
       Вернулись в Москву мы из Греции, встречаю соседа у метро. Он мне: «Иваныч, так, мол, и так, поздравляю, но вот игра...» С кем потом ни встречался — «молодцы, но вот игра...».
       Я потом говорил с тем журналистом, мы друг друга поняли. Он очень хороший профессионал и ощутил свою ошибку. Ведь именно последнее слово репортажа чаще всего западает в память. Я очень прошу вас: журналисты, будьте внимательны и аккуратны, всегда говорите что угодно, но не забывайте добавлять: это мое мнение.
       — Олег Иванович, давайте теперь о банальном, о чем и говорить уже надоело, а не говорить нельзя. Собственно, по этому поводу мы с вами и договорились встретиться. Итак, наши судьи — это...
       — Одни из самых лучших в Европе.
       — Спрошу по-другому: наше судейство ...
       — Я вам так скажу: многие отличные арбитры при работе в нашем чемпионате поступали бы точно так же. Если вопрос касается жизни семьи, личного здоровья, профессия уходит на второй план. Я думаю, они всегда предвзято судят в стрессовых ситуациях.
       — Почему?
       — Вы же сами писали: им приходится работать и под угрозой физического воздействия.
       — Нет, я просто хотел это услышать от тренера команды-чемпиона и президента клуба. Есть выход?
       — Я думаю, помочь могут только силовые структуры государства.
       — Специальный корпус охраны для судей может помочь?
       — Я думаю, это — полумера. Их же избивают не только в городе, где они непосредственно работают. Нельзя же охранять постоянно, круглосуточно всю семью и самого судью. Одну-две силовые акции, несколько расследований провести показательно — я думаю, поможет.
       — Главный тренер и президент клуба Олег Романцев говорил об этом с кем-нибудь из чиновников?
       — Я запомнил один эпизод. Очередной раз в РФС (Российский футбольный союз. — Ред.) зашла речь на эту тему. Я завелся и стал говорить, что так дальше нельзя... Знаете, как меня прервали? Мы, Олег Иванович, с вами согласны, а что делать, вы знаете? Нет? Вот и мы не знаем. Тогда что тему поднимать?
       — Но кто делает предложения арбитрам? Сами же представители клубов. Вы — президенты, тренеры — не пытались сами собраться и договориться между собой: играем по правилам? В конце концов, ведь с таким судейством всем вам меньше цена как профессионалам.
       — Не обижайтесь, но вы очень наивны. Сто раз собирались, говорили, а потом начинается чемпионат — и все. У каждого свои задачи, и договоренности забываются. Поймите, для многих это борьба за выживание. Наступает момент, когда обещание уходит на второй план, а работа у тренеров — на первый. У спонсоров — смогут ли они на вложенные в клуб деньги создать себе имидж. Пускаются во все тяжкие.
       Бывает, что после игры хочется бежать к судье с криком: ты угробил мою работу за целый год! А что толку?
       — Олег Иванович, примера хочется из личного опыта. Итак, одна команда, неважно какая...
       — Играли мы как-то с «Ротором». Я после игры подошел к Прокопенко, моему хорошему приятелю, и сказал: «Все команды поняли, как вы сегодня играли. С вами поступят так же»... И кстати, я пришел на пресс-конференцию. Извинился перед журналистами. Сказал: мне говорить нечего — все сказал судья. В следующем туре волгоградцы недоиграли матч во Владикавказе...
       — Вы что-то рекомендуете своим коллегам?
       — Каждый из них сам знает, что ему делать в ситуации, когда предвзятость к команде очевидна. Мне неинтересно, кто будет судить. Просто иногда надо быть готовым, что команда может сыграть на сто процентов, а ей дадут играть, скажем, на восемьдесят. Значит, надо быть не на голову сильнее, а на две.
       — Игроки психологически от предвзятости ломаются?
       — Конечно.
       — Вы легко определяете, какая ошибка намеренная, или нет? Судьи — люди и тоже могут ошибаться.
       — На девяносто девять процентов. У меня и опыт-то побольше некоторых судей — все-таки двадцать пять лет в футболе.
       — Практика российских чемпионатов: обе команды дают перед игрой одинаковую сумму судье — чтоб судил честно...
       — Это — взятка. В любой форме у меня к ней не может быть нормального отношения. Мы к таким вещам не прибегали. Хотя, конечно, судьям нужно гораздо больше платить, проводить подготовительные сборы. Может, десять тысяч долларов в месяц — не знаю, но готов говорить на эту тему с представителями судейского корпуса. Пусть получают: чем больше, тем лучше. Чтобы они судили так, как умеют.
       Вообще тенденция к снижению судейской предвзятости есть. И в 2000 году, если бы не несколько скандальных матчей, была бы эта тенденция видна. Я думаю, в будущем сезоне беспредела будет меньше.
       — Один судья мне сказал, что сложнее всего судить в Москве. Вы после некоторых матчей в Европе заявляли, что судьи всегда помогают более сильным и более богатым. Ваши слова справедливы и для России?
       — Нет. А в Европе очень многое делается ради прибыли. У зарубежных клубов больше зрителей, богаче телевидение, именитые спонсоры. Хотя, знаете, в Лиге чемпионов все зависит от самого судьи — там нет угроз, просто он может быть честным, а может не быть — вот и все. В Лионе нам не судья забивал. (Имеется в виду матч Лиги чемпионов с «Лионом» сезона 2000/2001 годов. — Ред.). Он судил объективно.
       — Олег Иванович, в конце прошлого года я занимался ситуацией вокруг ЦСКА. Вы вот говорили об уровне судей, но судейство — нечто иное. У меня нет сомнений в квалификации Левникова, но финал Кубка в этом году...
       — Я не смотрел этот матч. Большинство считают это безобразием. В свое время после полуфинала Кубка СССР «Спартак»—«Динамо» (Тб.) мы выиграли уже финал и получили Кубок. Тогда был Берия, и «Спартаку» пришлось переигрывать полуфинал — нашли какие-то ошибки. Мы победили и второй раз.
       — Вы не общались с руководством ЦСКА?
       — Мой отец всю жизнь болел за этот клуб и внушил к этой аббревиатуре уважение. Я не могу вмешиваться в их дела. Это уже не футбол. Здесь я некомпетентен.
       — Наверное, дестабилизатором чемпионата можно назвать и конфликт РФС и ПФЛ. Тренер сборной России Олег Романцев может их помирить?
       — Конечно, хочется, чтобы они стали единым целым. Но я ничего сделать не могу. Конфликт был профессиональный, а стал, как мне кажется, личным.
       
       * * *
       ...Я как-то не стал спрашивать его о том, как он расстается с игроками. Болельщики до сих пор не могут понять, почему так ушли те же Цымбаларь и Тихонов...
       До меня в кабинет вошли-вышли пять человек. Каждого Романцев встречал-провожал до дверей приемной. И устало улыбался.
       Он может не ходить на пресс-конференции после матчей. А не встречаться с журналистами не может. Даже если болит спина.
       
       P.S.
       Мы готовы предоставить слово всем желающим продолжить тему.
       
       Беседовал Алишер МУРТАЗАЕВ
       
22.01.2001
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды


№ 4
22 января 2001 г.

 Обстоятельства
1.000.000 долларов для генерала с Лубянки
Тед Тернер: я жду ответа президента Владимира Путина
Герои находят награды
Позор не стоит 3.000.000 долларов
 Подробности
Неизвестные подробности задержания Павла Бородина
«Сдача» Павла Бородина была запланирована в Кремле?
«Принять особые меры предосторожности»
О борцах с капитализмом в России
 Расследования
Какое оружие применяется в Чечне? Вполне возможно, как и на Балканах, там использовались боеприпасы с обедненным ураном
 Власть и люди
Назначение прокуроров производится только с разрешения ЦК ВКП(б)
 Власть и деньги
«Дочки» и сынки «Газпорма»
Менеджеры творят беспредел
Счет № 35877 гражданина с паспортом № 0000001. Загадочный фонд создан чиновниками президента Казахстана
 Общество
Акция помощи детям Чечни
Убийство или казнь? Год после трагедии в чеченском селе. Расследование заморожено
 Наши даты
Осипу Мандельштаму - 110 лет
 Геополитика
Те же. Но без Сталина. Спор Грефа и Илларионова почти полностью повторяет столкновение Бухарин - Троцкий
 Навстречу выборам
«Ищу руководящую работу». Как ни странно, но в Петербурге вновь началась предвыборная кампания
 Четвертая власть
Признания проигравшего
Новости от…
Чтоб за нами так следили!
Торт «Останкинский» специально для «душечки». Телезритель недели - Марк Розовский
Поющие головы RenTV. Профессору Доуэлю и не снилось
 Регионы
Колбаса из крокодила Гены
Точка замерзания совести. Репортаж из темной и холодной квартиры
Государство остается без магнитки? Олигархи заняты дележом акций легендарного металлургического комбината
В Костроме наркоманов будут расстреливать без суда и следствия?
Адмирал опроверг «Вашингтон пост»
Аман Тулеев выводит бригаду из Чечни
Чукотка. Люди из зоны потерянного времени
 Точка зрения
Обязательное страхование взяток?
Основа надежд кредиторов пятой очереди «Инкомбанка»
 Наука
Закон генома. Он позволяет создать уникальные лекарства. Но чиновники, как всегда, против
Аттестат равных возможностей. Министерсво образования дало единому экзамену эксперементальную путевку в жизнь
 Свидание
Лев Дуров: однажды я был Микояном, а потом меня лишили «Оскара»
 Сюжеты
Сергей Юрский. Независимое расследование
Неизвестный Маслов. Хроника кругосветного путешествия в частушках и объяснительных
 Спорт
Можно бить по воротам, но проще - судью. Футбольным арбитрам могут помочь только силовые структуры государства
 Культурный слой
Сергей Чудаков - московский плут из магаданских лагерей
Дмитрий Крымов. Карнавал без масок
 Власть и люди
Горбачев-фонд, Клуб Раисы Максимовны и «Новая газета» проводят конференцию, посвященную проблемам реформы школьного образования


   

№ 3
18 января 2001 г.

 Обстоятельства
Лимита спасет мир. Особенности национальной охоты за «Мостом»
Сколько стоит буханка хлеба, проезд в метро и телефон?
 Подробности
«Медиа-мост»? Cудить и расстрелять
Кто похитил Кеннета Глака?
Власть бросили через бедро
 Власть и люди
Ошибки президента. В россии больше нет дурной власти, а есть масса дурных политических решений
Скандал среди удмуртских «Медведей»
Партия - наш флюгер. КПРФ уверена, что указывает направление ветру
 Специальный репортаж
Станет ли мятежный полковник президентом? Над Таджикистаном безоблачное небо?
 Общество
Мифы демографии: что такое нежеланные дети?
 Геополитика
Епиходов Приморья. Мечта Ленина, чтобы кухарка управляла государством, осуществилась!
 Четвертая власть
Как из «мыла» сделать конфетку? Александр Митта: Хотел, чтобы мой сериал захватил жену больше бразильского
 Регионы
Гимн за сто окладов
Великое совершенство в Кисилевске
Ученье - свет. Неученье - зона
 Библиотека
Михаил Веллер. Записки лейтенанта Беспятых
 Культурный слой
Роберт Олтмен и его женщины
Пелвин и Маковецкий в ролях Карика и Вали
Александр Глезер заново осваивает Москву
Можно быть сильной, но нужно быть слабой… Женский рок «Ночных снайперов»
Кино будет? В 2000 году в России вновь снято почти 60 фильмов

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100