NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ПАРТИЯ – НАШ ФЛЮГЕР
КПРФ уверена, что указывает направление ветру
       
Рисунок С. Аруханова
   
       
Коммунистическая партия РФ может быть названа детищем Ельцина практически в той же мере, как и порождением Зюганова. На протяжении всего периода 1993–1999 годов у партии была четко прописанная роль в политической жизни страны. Мудрый Ельцин прекрасно знал, что самый надежный способ сохранить диктаторские полномочия — это создать в стране видимость демократии. Собственно, в России и была демократия, просто она не распространялась на Кремль. Оппозиция могла говорить, пресса — критиковать, граждане — голосовать, и все было великолепно при одном условии: все это не имело никакого отношения к вопросу о власти.
       Для того чтобы система нормально функционировала, нужна была оппозиция, принципиально не способная стать властью. Партия Зюганова великолепно справлялась с отведенной ей ролью. В этом смысле она действительно всегда являлась «системообразующей» политической организацией.
       Впрочем, у КПРФ была и другая задача, не менее, а может быть, и более важная: борьба с любыми попытками создания политической альтернативы власти. Зюганов и его окружение решительно и последовательно боролись со всеми, кто пытался атаковать власть слева. Они разоблачали их то как экстремистов, то как «предателей», то просто как «несерьезных людей». Эта борьба была весьма успешной. Достаточно вспомнить, что внутри самого коммунистического движения партия Зюганова первоначально была не только не единственной, но и не самой крупной.
       Но постепенно все прочие коммунистические организации были вытеснены из политической жизни. И произошло это не из-за их слабости, а из-за того, что именно КПРФ получила официальное одобрение Кремля в качестве единственной признанной оппозиции.
       Из всех левых партий одна лишь КПРФ после расстрела парламента в 1993 году участвовала в выборах. Все прочие либо не были допущены, либо сами выборы бойкотировали как незаконные. Если в 1993 году коммунисты и «ЯБЛОКО» призвали бы к бойкоту, кроме проправительственного блока «Выбор России», единственной партией, реально участвовавшей в выборах, были бы либеральные демократы Жириновского, что означало бы по существу срыв и выборов, и ельцинского конституционного референдума, и провал всего переворота. Но и «ЯБЛОКО», и КПРФ предпочли играть в игру по правилам Кремля. За это им постоянно давали поощрительные призы в виде думских комитетов и телевизионного эфира.
       Не давали лишь подступиться к власти. А они, похоже, и не очень ее хотели.
       Что касается некоммунистических левых, то они в любом случае были слишком слабы в России, чтобы добиться успеха самостоятельно. КПРФ решительно отвергала сотрудничество с любыми оппозиционными группами (кроме, разумеется, собственных сателлитов). Никто не пытался построить широкий оппозиционный блок ни на общедемократической, ни на «классовой» основе. Оба варианта означали бы нарушение правил игры, навязанных Кремлем. В итоге возникла парадоксальная ситуация: на протяжении всего периода 1995–1999 годов оппозиционные настроения в обществе нарастали, а политическая оппозиция неуклонно слабела, поскольку не могла и не желала выразить эти настроения.
       Общество левело, а КПРФ сдвигалась все дальше вправо.
       
       
Советская выучка партийных бюрократов пригодилась им и в ельцинские годы. При поездках за рубеж представители КПРФ говорили как левые. В зависимости от аудитории они были то твердыми ленинцами, то умеренными социал-демократами. Разговаривая с людьми в провинции, они выступали поборниками социальных прав, популистами. В Государственной Думе — аполитичными и предельно деидеологизированными прагматиками, региональными и отраслевыми лоббистами. С бизнесменами они говорили как коллеги. А в своем кругу коммунистическая партийная элита больше напоминала сборище белогвардейцев, монархистов, черносотенцев, не особенно скрывающих неприязнь к большевикам, Ленину, Троцкому и другим «бунтовщикам».
       В своих теоретических трудах Зюганов отстаивал достижения крайне правых антикоммунистических идеологов от Победоносцева, Пуришкевича и К. Леонтьева до Хантинктона и Фукаямы. Все это на языке партийной элиты называлось «державным патриотизмом».
       Каждый раз именно голосами коммунистов проходил очередной «антисоциальный бюджет». В качестве вознаграждения партийная элита получала подтверждение своего статуса, а отраслевые лоббисты проводили несколько полезных поправок. И, естественно, тоже получали за это поощрительные призы, выражавшиеся в пачках зеленых купюр. Честные депутаты клали их в свой избирательный фонд, а менее честные — сразу в карман.
       Единственная проблема с такой политикой состояла в том, что истинные задачи партии невозможно было объяснить массам ее сторонников. А обещанную массам «борьбу с антинародным режимом» невозможно было осуществить на практике, не переставая быть одной из главных опор этого самого режима.
       До тех пор пока ситуация была стабильна, подобные противоречия не слишком волновали лидеров партии, но по мере того, как кризис построенной Ельциным системы нарастал, проблемы увеличивались и для КПРФ.
       Первым вызовом был дефолт 1998 года. На какое-то время Кремль действительно потерял управление ситуацией. В этот момент думские политики реально могли если не взять власть, то по крайней мере повлиять на нее. Итогом кризиса стало правительство Е. Примакова и Ю. Маслюкова. Как известно, предложил кандидатуру Примакова не кто иной, как Григорий Явлинский, а коммунисты радостно поддержали выдвижение своего товарища по фракции Маслюкова на пост вице-премьера.
       Но вот что поразительно. Именно «ЯБЛОКО» с первых дней существования этого кабинета стало его злейшим врагом в парламенте. А фракция КПРФ, пообещав поддерживать правительство, на самом деле оставила его на произвол судьбы. Когда Примаков стабилизировал ситуацию, Ельцин решил, что «мавр сделал свое дело». И мавры — Примаков с Маслюковым — покорно ушли. А Зюганов со товарищи радостно заявили, что от смены правительства ничего не меняется.
       Увы, поменялось многое. И прежде всего поменялись правила игры. Новые люди, пришедшие в Кремль после 1999 года, уже не способны, подобно Ельцину, играть в тонкие политические игры. Президент Путин не понимает, что Дума спроектирована как увлекательный политический балаган, нечто вроде бесплатного зрелища, которое предоставляют населению, когда нет хлеба. Путинская команда — аппарат — видит в парламенте лишь машину для голосования. Ей не нужна симулируемая оппозиция, поскольку она вообще не понимает, зачем нужна оппозиция. Соответственно от КПРФ уже требуют не исполнения определенных ролей в изящно написанном фарсе, а лишь выполнения приказов. Что, в общем, и делается, тем более что приказы эти отнюдь не противоречат политическим пристрастиям «державных патриотов».
       
       
История с гимном поучительна. Либеральная интеллигенция запротестовала, услышав советскую музыку Александрова. На разные лады все повторяли, что это, мол, гимн КПСС. Как будто забыли, что гимном Коммунистической партии был «Интернационал». Он же был и гимном Советского Союза до 1942 года. А в середине войны Сталин принял целый ряд решений, направленных на разрыв с революционной символикой и традициями. В армию возвращаются погоны, народные комиссариаты сменяются министерствами, с Православной церковью заключается сделка, людей с нерусскими фамилиями начинают отодвигать от ключевых постов, а Коммунистический интернационал распускают. Историю в очередной раз переписывают, на сей раз упирая на подвиги царей. Сталин лично дает указание поменьше писать о бунтовщиках типа Стеньки Разина и Емельяна Пугачева.
       Гимн Советского Союза был изначально написан именно для того, чтобы, не объявляя об этом открыто, вернуть стилистику и мелодику старого, монархического режима. Это не что иное, как «партийный» вариант «Боже, царя храни». Так что, соединив двуглавого орла с советским гимном, Путин как раз завершает начатое Сталиным. Никакого противоречия здесь нет, а Зюганов в своих теоретических трудах как раз к такому синтезу и призывает.
       Но вот проблема — «отсталые» массы не понимают! Они цепляются за «советское» не потому, что тогда сажали диссидентов и содержали большую армию, не потому, что у нас были военные советники в Африке или лучший в мире политический сыск, а потому, что у нас были бесплатное и, возможно, лучшее в мире образование, общедоступная медицина и возможность для выходца из рабочих сделать карьеру. «Державные патриоты» чужды подобной мелочности, им нужны «мощное государство», «твердая власть» и дисциплина. В советской истории для них ценно лишь то, что связывает ее с царской, а не то, что их различает, в «сталинском тоталитаризме» лишь то, что объединяет его с гитлеровским, не то, что позволило коммунистическим партиям успешно бороться с фашизмом. Блок Зюганова с Путиным по идее должен довершить начатое пактом Молотова и Риббентропа.
       Увы, открыто признаться в этом — значит вызвать ярость самых лояльных, самых бессловесных сторонников партии. И партийная элита принуждена врать, путаться, противоречить самой себе. А в результате терять влияние.
       То, что партия теряет авторитет среди рабочих, мало волнует партийную верхушку. Во-первых, этот авторитет никогда не был особенно высок, а во-вторых, «никуда не денутся», больше им голосовать все равно не за кого. Беда в том, что партийное руководство теряет влияние на собственные первички, а это уже более серьезно.
       На декабрьском съезде КПРФ с критикой руководства выступил прежде очень осторожный и лояльный глава московской организации Александр Куваев. Совершенно явным стал конфликт между тем, что говорит «левый» идеолог партии Александр Кравец, и тем, что заявляют думские лидеры. «Левые» открыто заявили, что «оппозиционной партии» положено находиться в оппозиции к власти. Мысль, мягко говоря, не очень оригинальная, но на съезде КПРФ прозвучавшая как совершенное открытие.
       Тем временем Геннадий Селезнев открыто призвал «не пыжиться» и открыто стать опорой Кремля. Не выдвигая условий и ничего не прося, — если заслужим поощрение, там сами разберутся и дадут.
       И тут Виктор Илюхин поразил либеральных зрителей НТВ «лавинообразной сменой имиджа». Он заговорил, как Сергей Адамович Ковалев, став главным защитником гражданских прав, инакомыслия и плюрализма. Причем довольно откровенно произнес, что защищать все эти демократические ценности надо не только от Кремля и либералов, но и от коммунистов. Опять же не очень оригинально, но в общем верно. А главное, звучит очень актуально в условиях, когда «демократы» одобряют геноцид в Чечне, а «коммунисты» готовы поддержать антирабочее правительство.
       
       
До сих пор в КПРФ сохранялось разделение труда. «Левые» деятели своими более радикальными заявлениями прикрывали «прагматиков», работавших с Кремлем рука об руку. Но теперь все рушится. Радикализм и лояльность становятся несовместимы.
       Означает ли это предстоящее крушение КПРФ? Такой вывод делать рано. Партии столько раз предрекали развал, но ей ничего не делается. Идя от неудачи к неудаче, от одного позорного провала к другому, партийное начальство прочно сохраняет свои позиции, ибо знает открытое еще Сталиным правило: тот, кто контролирует аппарат, тот подбирает и руководящие кадры.
       А кадры, как известно, решают все.
       Проблема, однако, в другом. Зюганов как-нибудь с критикой справится, бунт на корабле подавит, тем более что это все-таки бунт на коленях: никто из протестующих не решился прямо и открыто заявить о том, что политика руководства преступна прежде всего по отношению к членам собственной партии. Но насколько услуги Зюганова будут ценны для новой власти? Зачем вообще нужна такая партия, если правила игры меняются.
       Зюганов и его команда — тоже не более чем часть ельцинского наследства, переданного новым кремлевским правителям. Что со всем этим делать, они толком не знают. Вреда, конечно, от думских коммунистов нет, но и пользы — никакой. Потому акции КПРФ в Кремле падают. И это должно волновать Зюганова гораздо больше, чем протесты собственных товарищей.
       
       Борис КАГАРЛИЦКИЙ
       
18.01.2000
       

Отзыв





Производство и доставка питьевой воды


№ 3
18 января 2001 г.

 Обстоятельства
Лимита спасет мир. Особенности национальной охоты за «Мостом»
Сколько стоит буханка хлеба, проезд в метро и телефон?
 Подробности
«Медиа-мост»? Cудить и расстрелять
Кто похитил Кеннета Глака?
Власть бросили через бедро
 Власть и люди
Ошибки президента. В россии больше нет дурной власти, а есть масса дурных политических решений
Скандал среди удмуртских «Медведей»
Партия - наш флюгер. КПРФ уверена, что указывает направление ветру
 Специальный репортаж
Станет ли мятежный полковник президентом? Над Таджикистаном безоблачное небо?
 Общество
Мифы демографии: что такое нежеланные дети?
 Геополитика
Епиходов Приморья. Мечта Ленина, чтобы кухарка управляла государством, осуществилась!
 Четвертая власть
Как из «мыла» сделать конфетку? Александр Митта: Хотел, чтобы мой сериал захватил жену больше бразильского
 Регионы
Гимн за сто окладов
Великое совершенство в Кисилевске
Ученье - свет. Неученье - зона
 Библиотека
Михаил Веллер. Записки лейтенанта Беспятых
 Культурный слой
Роберт Олтмен и его женщины
Пелвин и Маковецкий в ролях Карика и Вали
Александр Глезер заново осваивает Москву
Можно быть сильной, но нужно быть слабой… Женский рок «Ночных снайперов»
Кино будет? В 2000 году в России вновь снято почти 60 фильмов
 Власть и люди
Горбачев-фонд, Клуб Раисы Максимовны и «Новая газета» проводят конференцию, посвященную проблемам реформы школьного образования


   

№ 2
15 января 2001 г.

 Обстоятельства
Руки у мцыри в гексогене. Содержание поэмы и форма черепа
Яйцо как государево око
Кто станет Заслуженным Шаманом Российской Федерации?
 Подробности
Поющие в шиповнике. «Свежая» рифма запахла скандалом
Кто похитил Кеннета Глака - неизвестно. Но ясно, кто от этого пострадает
 Расследования
Самообладание ЛУКОЙЛа. Крупнейшая нефтяная компания сама у себя берет кредиты, сама с собой проводит сделки, сама с собой конкурирует. Скоро и налоги будет платить сама себе
Ракетодрама - 3. Судьба солдат из космической части
 Власть и деньги
Мода на кредиты. Сбербанк - абсолютный лидер кредитного рынка России
Захват ферросплавов. Незаконное поглащение предприятия по производству ферросилиция
 Общество
Один на один… без любимой Родины
Акция помощи детям Чечени продолжается
«Забота» наша такая? Милосердие закрыто. Всё ушло на фронт
 Наши даты
Отчет перед читателями «Новой газеты» о проделанной работе за период с 1 января по 25 декабря 2000 года
 Геополитика
Рубка окон в Европу. Во внешней политике нам предстоит выбор между опасным и трудным
 Навстречу выборам
Умные пошли в гору. Генеральный директор «Норильского никеля» станет губернатором
 После выборов
Неурожайные фонды генерала Лебедя
 Четвертая власть
Коробка из-под рейтинга. Как определять популярность телеканала
А что думают о рейтингах их основные потребители?
Телеревизор: новогодние впечатления
Теленовости от…
 Регионы
Рыбки как секс-символ России. На пустырях, где нет любви, произрастают маньяки
 Наука
«Парашют» из «матраца». Диалог о судьбах русской орфографии
 Сюжеты
Звезда и смерть резидента Твена. Талантливый разведчик Семен Семенов закончил карьеру в котельной советской фабрики
 Спорт
Максим Бузникин: когда-нибудь запишу пластинку…
 Культурный слой
Могут ли уши открыть глаза? Или почему так понятна печаль, когда играет Дживан Гаспарян
Смерть писателя. 14 января Анатолию Рыбакову исполнилось бы 90 лет
Факультет нужных вещей
Школа экзистенциального злословия
Федрино горе
Голубь мира, начиненный порохом. Новый фильм Сергея Соловьева
Барон Мюнхгаузен объявил войну Голливуду

АРХИВ ЗА 2001 ГОД
94 93 92 91 90 89
88 87 86 85 84 83 82 81
80 79 78 77 76 75 74 73
72 71 70 69 68 67 66 65
64 63 62 61 60 59 58 57
56 55 54 53 52 51 50 49
48 47 46 45 44 43 42 41
40 39 38 37 36 35 34 33
32 31 30 29 28 27 26 25
24 23 22 21 20 19 18 17
16 15 14 13 12 11 10 09
08 07 06 05 04 03 02 01

МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ


<a href=http://www.rbc.ru><IMG SRC="http://pics.rbc.ru/img/grinf/getmov.gif" WIDTH=167 HEIGHT=140 BORDER=0></a>


   

2001 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.Ru

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100